Александр Ерохин: «Играть на европейском уровне — большая ответственность и большая удача»

Как, родившись в Барнауле стать игроком сборной России и «Зенита»? Ответ на этот вопрос знает Александр Ерохин. В интервью «ProЗениту» полузащитник вспомнил главные этапы своей карьеры и поделился ожиданиями от стартовавшего сезона.
Фото: Анна Мейер / ФК «Зенит»


— Александр, как вы пришли в футбол?
— Родители хотели, чтобы я занимался спортом. Они водили меня в разные секции — баскетбол, единоборства, большой теннис. Я приходил, смотрел, говорил, нравится или нет. Когда мне было 7 лет, мы узнали, что идет набор в барнаульское «Динамо», и я попросил родителей отвести меня на просмотр.

— Что такое барнаульская футбольная школа?
— Думаю, наши условия не сильно отличались от многих российских городов. Было одно гаревое поле, одно поле с опилками — летом тренировались на них. Зимой переходили в зал. Когда стали старше, раз в неделю играли в хоккей с шайбой — на коньках, все по-настоящему! Тренировки совмещались с учебой в школе, так что если я учился в первую смену, тренировался вечером, а если занятия были во вторую смену, тренировка утром.

— Отец Алексея Смертина Геннадий Иванович лично привез вас в школу московского «Локомотива», когда вам было 14. Как вы с ним познакомились?
— Геннадия Ивановича можно назвать футбольным энтузиастом. Он следил за молодыми ребятами, оценивал их уровень, с некоторыми занимался индивидуально, развивал необходимые качества. Мы приходили к нему, возле дома стояла коробка, Геннадий Иванович выносил мячи, и мы отрабатывали разные упражнения. Очень много внимания уделялось работе над техникой. К примеру, он записывал финты известных футболистов, показывал нам, а мы старались их повторить. Потом появилась возможность поехать в Москву на просмотр в «Локомотив».

— Родные не протестовали против переезда?
— Мама очень переживала, для нее это было сложное решение. Но родители понимали, насколько важно для меня попробовать свои силы, видели, что я хочу развиваться, расти как футболист. Было ясно, что для этого необходимо решиться на переезд. Тем более в Москве был интернат, условия для жизни предоставляли хорошие, это родителей отчасти успокаивало.

— Тяжело было вдали от дома? Вас кто-то опекал?
— Особой опеки не было, никто из родственников в Москве не жил. Главным воспитателем был тренер. Родители с ним часто созванивались, расспрашивали обо мне. Конечно, тренеры следили за нашим режимом, — чтобы вовремя питались, ложились спать. С дисциплиной проблем не возникало. Утром ты шел тренироваться, потом занятия в школе и еще одна тренировка. В свободное время готовились к следующему дню, делали задания, часто дополнительно играли в футбол.

— В 18 лет вы перебрались в молдавский «Шериф». Почему?
— После окончания школы было несколько вариантов: ждать шанса в «Локо», попробовать себя в каком-то другом клубе в России или уехать за границу. До переезда в «Шериф» я играл на турнире в Молдавии, видел базу, инфраструктуру, знал, что клуб регулярно играет в еврокубках, поэтому решил, что этот вариант подходит лучше всего.

— В одном из сезонов в «Шерифе» вы играли в нападении и стали лучшим бомбардиром команды. Как это получилось?
— По стечению обстоятельств один сезон я действительно играл форварда. Нападающие получили травмы, а найти им замену не успели.

— 16 голов — отличный результат.
— Атакующим полузащитником я тоже забивал немало — по 13–14 мячей. Игра была построена так, что я часто оказывался на ударной позиции. Отсюда и такое количество голов.

— Расскажите об атмосфере на молдавских футбольных матчах.
— В Кишиневе и Тирасполе хорошие стадионы и качественная организация. В других городах случалось всякое. Иногда встречались очень эмоциональные болельщики. Если скамейки располагались близко к трибунам, могли что-то крикнуть или даже кинуть. Но серьезных происшествий не было.

— С «Шерифом» за 3 года вы выиграли 6 национальных трофеев и Кубок Содружества. Соперников у вашей команды в Молдавии вообще не было?
— Действительно, мы играли здорово. В команде была такая атмосфера, что ничьи воспринимались как поражения. В одном из сезонов мы вовсе ни разу не проиграли. У нас был дух победителей, независимо от соперника все думали только о победе.

— Дальше в вашей карьере был «Краснодар» эпохи становления.
— Я перешел в него, как раз когда команда вышла в Премьер-лигу. Для меня это был новый уровень, потребовалось время, чтобы приспособиться. Клуб развивался очень быстро, уже на тот момент была отличная инфраструктура, которая год за годом только улучшалась. В «Краснодаре» я получил очень важный опыт.

— Потом была аренда в хабаровский СКА. По дороге в Хабаровск с «Зенитом» вспоминали те времена?
— В Хабаровске я провел два с небольшим месяца, это был заключительный отрезок сезона, игр 11, наверное. Так что сильной ностальгии не испытал.

— Полетать по стране за те два месяца вы все же успели.
— На самом деле это очень тяжело. С «Зенитом» мы в Хабаровске жили по питерскому расписанию, не переходили на местное время. Один раз так сыграть не слишком сложно. Но когда ты каждые две недели летаешь на гостевые матчи по 6–7 часов… В Калининград мы вообще через всю страну летели! Сил это точно не прибавляет.

— После СКА вы были в «Урале», затем перешли в «Ростов». Именно здесь провели лучшую часть карьеры на данный момент?
— Если смотреть на прогресс и достижения, безусловно. Серебряные медали, групповой этап Лиги чемпионов, игра с именитыми клубами, регулярные вызовы в сборную. Пока это самые значимые достижения в моей карьере.

— Главное воспоминание этого периода — победа над «Баварией»?
— Скорее, Лига чемпионов в целом. Если вспоминать, перед глазами каждый матч стоит, причем отчетливо, как будто играли только вчера.

— Что вам дали эти матчи?
— В первую очередь колоссальный опыт. Мы играли с представителями разных чемпионатов, у каждого свой уникальный стиль. Играть на европейском уровне — это большая ответственность, но в то же время большая удача. Это возможность совершенствоваться. Когда ты играешь с сильными соперниками, сам становишься сильнее.

— Вас тренировали Кучук, Тарханов, Гончаренко, Бердыев. Теперь Манчини. Его тренировки похожи на те, что были у других специалистов?
— Если честно, сравнивать тренеров я не люблю. У каждого свой взгляд на футбол, свое видение тренировочного и игрового процесса. Все тренеры, с которыми я работал, очень высокого уровня, от каждого я что-то почерпнул. Кучук в «Шерифе» поверил в меня, когда я был совсем молод, Тарханов и Гончаренко в «Урале», Бердыев в «Ростове» — каждый внес свой вклад в меня как в футболиста.

— Какими словами можно охарактеризовать тренировки в «Зените» — трудные, интересные, необычные?
— Все три слова подходят. Для меня это новая команда, новый тренер, новые партнеры. Нам нужно упорно тренироваться, сыгрываться, чтобы на поле мы понимали друг друга с полуслова.

— Вопрос, который задают всем, кто играл у Бердыева: в чем феномен его команд?
— Курбан Бекиевич подбирает игроков под свой футбол. Каждое движение должно быть осмыслено, ты должен понимать, зачем ты его делаешь. Из этого, наверное, и складывается результат.

— Манчини строит по сути новую команду. На всех позициях серьезная конкуренция. Это не давит на игроков? И влияет ли на общение?
— На тренировках каждый старается как можно лучше проявить себя, так как все хотят играть. Конкуренция в «Зените», как и должно быть в команде такого уровня, большая. Все наши игроки — амбициозные ребята, которые хотят побеждать. Но никаких проблем с общением конкуренция не создает. Атмосфера в команде хорошая. Многие иностранцы неплохо говорят по-русски, с другими общаемся на английском.

— «Зенит» стартует в Лиге Европы. Как вы относитесь к мнению, что это второстепенный турнир?
— Я с такой точкой зрения не согласен. Матчи Лиги Европы по атмосфере, накалу борьбы не очень отличаются от лигочемпионских. «Манчестер Юнайтед» наглядно показал, что большие клубы не списывают Лигу Европы со счетов. Для нас это тоже важный турнир.

— В одном из интервью вы говорили, что в Екатеринбурге было хорошо, только очень пасмурно. Теперь вы оказались в самом пасмурном городе России. Как ощущения?
— Санкт-Петербург — очень красивый город. По климату он действительно чем-то похож на Екатеринбург, но никакого дискомфорта я не испытываю, а когда играешь или тренируешься, на погоду вообще не обращаешь внимания.

— Петербург, как известно, культурная столица. План посещения достопримечательностей вы уже продумали?
— Пока нет. Я здесь совсем недавно, да и в любом случае на первом месте всегда футбол, а уже потом все остальное. Конечно, в выходной день с супругой можем прогуляться по городу, в театр сходить.

— Первый вызов в сборную России вы получили в августе 2015-го, а дебютировали лишь спустя год. С чем связан такой перерыв?
— Каждый игрок сборной должен доказать, что он достоин выйти на поле и помочь команде. Я добился права сыграть в матче с Турцией. Если ты успешно играешь в клубе, будешь на виду и у наставников сборной.

— Летом в России прошел Кубок конфедераций. Наша страна готова к проведению чемпионата мира?
— На сто процентов готова — это доказывает то, как был организован Кубок конфедераций. Сейчас заканчивается подготовка стадионов, другой инфраструктуры. Все сборные, которые приезжали на Кубок, остались довольны уровнем организации.

— Что вы чувствовали, выходя на такие матчи в родной стране?
— Конечно, это особенные эмоции. На наших матчах стадионы были заполнены, люди прекрасно нас поддерживали. Сложно передать словами, что испытываешь, когда стоишь на поле и слушаешь гимн своей страны.

— В матче открытия вы сыграли на новом стадионе «Санкт-Петербург». Какие впечатления?
— Стадион очень красивый. Масштаб ощущается, уже когда подъезжаешь к нему. Что касается поля, раздевалок, подтрибунных помещений, после игр в еврокубках могу сказать, что «Санкт-Петербург» лучше многих арен. Да, в конце прошлого сезона были определенные проблемы с газоном, но «Зенит» приложил огромные усилия и исправил ситуацию. Мы успели сыграть несколько двусторонок на стадионе, трава выдерживает нагрузки. На таком газоне можно и нужно показывать быстрый качественный футбол.



Источник: http://fc-zenit.ru/
04.08.2017 22:25 | Категория: Интервью | Просмотров: 178 | Добавил: zenit_fans
Нравится    
 



Всего комментариев: 1
1
05.08.2017   19:23     к материалу Спам
0
«Зенит» может приобрести защитника «Порту» Мигеля Лаюна/ Мигель Артуро Лайюн Прадо, прозвище «Хлебная палочка»/ Palito de Pan, Лайюндиньо (Layundinho), 68кг, 179см, Left-Back, Rigt Back, Right Wing, два гражданства - Мексики и Испании. В ближайшее время руководители «Зенита» проведут переговоры с представителями игрока сборной Мексики, пишет ESPN. Переговоры между сторонами пройдут в Швейцарии. Неизвестно, намерен ли «Порту» продавать Лаюна. Интерес к игроку также проявляют «Валенсия» и «Интер». Переход 29-летнего мексиканца который оценивается в € 5 млн, может зависеть от того, выйдет ли «Зенит» в групповой этап Лиги Европы, информирует Calciomercato. В прошлом сезоне Лаюн провёл 16 матчей в чемпионате Португалии и забил один гол. На прошедшем Кубке конфедераций в России Мигель принял участие в трёх матчах сборной Мексики, в том числе в игре с российской командой. - Зачем нам типа Соломинка в защите по флангу? - Не знаю, насколько он быстр для начала фланговых атак в 29 лет и как у него с дриблингом? - Почитал отзывы - хорошие, забивал важные голы в ЛЧ, он был 1-м мексиканцем в серии А (2010) - значит понимает и видимо говорит по-итальянски, играл в АПЛ. Это тот самый Лаюн, на котором удалили Жиркова в матче на КК с Мексикой - типа перешибив Соломинку. В прошлом году он забил мяч сша, но при этом сборная Мексики продула 1-2. - Нафиг он нужен?


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]