Анджело Грегуччи: "Кокорин на поле похож на Манчини в молодости"

Один из главных помощников Манчини в тренерском штабе "Зенита" в эксклюзивном интервью источнику – о детстве с Каррерой, появлении Гаскойна в Риме и Васине как лучшем российском защитнике.

"БОЛЕЛЬЩИКИ "ЛАЦИО" СКАЗАЛИ – ПУСТЬ ГАСКОЙН ПРИЕЗЖАЕТ ДАЖЕ ОДНОНОГИЙ!"

– Как вы познакомились с Манчини?

– Можно сказать, наше знакомство произошло на поле, где Роберто стал моим вечным соперником. Я был среднего уровня защитником, а он – одним из самых великих нападающих в истории итальянского футбола. Мы часто противостояли друг другу в чемпионате Италии. Но впервые встретиться нам довелось совершенно случайно – я выступал в клубе "Алессандрия", это третий итальянский дивизион, Роберто тогда только перешел в "Сампдорию", и вдруг оказалось, что у нас один массажист. Он работал в нашем клубе и по удивительному стечению обстоятельств оказался тем, кто занимался мышцами Манчини. Его звали Серджио Вигано.

– Что было сложнее – пройти защитника Грегуччи или остановить форварда Манчини?

– В то время, безусловно, сложнее было остановить Манчини. В те годы защитникам итальянских клубов приходилось нелегко – против них каждую неделю играли лучшие нападающие мира, сплошь и рядом обладатели "Золотых мячей": Марадона, Баджо, Платини, Ван Бастен, Манчини. Справиться с ними было сложнейшей задачей.

– Самая яркая ваша стычка с ним на поле.

– Как таковых стычек не было – Роберто всегда играл чисто, без лишней агрессии, никогда не провоцировал. Несмотря на не самые большие габариты, он здорово играл корпусом, но обходился без грубостей. Помню, мне редко удавалось отобрать у него мяч – особенно, когда он показывал, что пойдет в одну сторону, а сам резко менял направление движения. Техника у него была высочайшая, привыкнуть к ней было сложно. Больше всего мне запомнился один момент, не помню точно, в каком матче, – мы бежали плечо к плечу, я пытался оттеснить его от мяча. Когда достигли штрафной, он упал, и судья свистнул пенальти. Я был страшно зол, потому что не нарушал правил в том эпизоде!

– Вы были капитаном "Лацио". Какое римское дерби самое памятное для вас?

– Никогда не забуду встречу в ноябре 1992-го, которая закончилась со счетом 1:1. Большую часть игры мы уступали 0:1, но в самом конце навес с фланга головой замкнул Пол Гаскойн. Это был потрясающий мастер своего дела, один из самых ярких игроков, с которыми мне приходилось играть в одной команде – он переходил в "Лацио" состоявшейся звездой, о нем писала пресса, за ним ходили фотографы, удивительная была личность. И мне очень жаль, что большинство воспоминаний о нем сейчас связано только с негативными моментами – алкоголь, наркотики, – потому что он был совершенно фантастическим футболистом и человеком. Скандалы не могут затмить тот факт, что по своему таланту он был одним из тех, кто мог стать величайшим игроком в истории футбола.

– Расскажите что-нибудь о Гаскойне.

– Самая примечательная история, связанная с Гаскойном, – его трансфер в "Лацио". В тот момент у римлян был переходный период от обычного клуба к клубу с большими амбициями, они стремились попасть в элиту европейского футбола, и приобретение Гаскойна – английской звезды, – было одним из шагов в этом направлении. О нем много писали и говорили на каждом углу. Когда появился слух, что он вскоре станет игроком "Лацио", болельщики клуба, которые, к сожалению, известны не с самой хорошей стороны, обезумели от радости. Покупка Гаскойна была еще и попыткой привести фанатов в чувство, воодушевить, вновь заманить их на стадион и привлечь новых людей к поддержке команды.

Все были в абсолютном восторге. Сделка была практически завершена, у Гаскойна оставался один матч, финал Кубка Англии – и надо же такому случиться, что в этой игре он получил жуткую травму колена и выбыл на несколько месяцев. А трансфер-то оформлен, осталось только контракт подписать! И в руководстве "Лацио" начались бурные споры, нужен ли он вообще в Риме, неясно, когда он восстановится, вернется ли на прежний уровень. И тогда болельщики клуба устроили такую массовую поддержку, – мол, давайте его и сломанного купим, пусть хоть одноногий, но приезжает играть! – что невозможно было принять иное решение.

– Считается, что в Италии самые сумасшедшие футбольные фанаты.

– Я бы так не сказал. Просто футбол во всем мире – в Италии, особенно, – является отражением общества. Люди, болея футболом, приходя на стадионы, пытаются заглушить свои социальные проблемы, которые преследуют их в жизни, семье и т.д. Они приносят на трибуны всю ту страсть и боль, что окружает их день ото дня, поэтому часто перегибают палку. Но я помню их незабываемые спектакли, которые они устраивали для нас каждое воскресенье или раз в две недели. Мы играли в абсолютно удивительной атмосфере – а пару раз в году, когда наступало время римского дерби, ты вообще испытывал незабываемые эмоции. В создании этого красочного представления принимали участие болельщики обеих команд: и фанаты "Лацио", которых я трепетно люблю, и фанаты "Ромы", которых уважаю. Баннеры, клубные цвета, яркость красок, гром голосов – это было потрясающе.

Но сейчас понимаю, что в тот момент мы, футболисты, не ценили это, относились к этому как к должному и не могли по достоинству отплатить болельщикам. Только спустя 25 лет, когда люди встречают меня на улицах Рима, обнимают, хлопают по плечу и говорят: "Ты был удивительным игроком!", я начинаю осознавать, что такое фанаты, и как их поддержка важна для команды.

"ШАЛИМОВ И КОЛЫВАНОВ ПРИВЛЕКАЛИ ПРИСТАЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ В ИТАЛИИ"

– В одно время с вами в серии А играли Игорь Шалимов и Игорь Колыванов. Помните их?

– Конечно! Я помню еще Александра Заварова и Дмитрия Аленичева, хотя последний появился в Италии, когда я уже завершил карьеру игрока. Шалимов и Колыванов произвели на меня в свое время очень хорошее впечатление – два молодых парня из России отлично играли в скромной "Фодже", и в этом была большая заслуга их тренера, Зденека Земана. Он привнес столько инноваций в итальянский футбол! Земан вывел игру своих футболистов на совершенно иной уровень, помог им раскрыть потенциал еще больше, и Шалимов с Колывановым были одними из самых ярких игроков той "Фоджи". Это вообще была удивительная команда – она продралась в серию А из третьего дивизиона, играла смело и отчаянно, могла проиграть 1:4, 2:5, но при этом показывала потрясающие по качеству матчи. Стыдно за нее никогда не было.

– Появление россиян в чемпионате Италии в ваше время было большим сюрпризом?

– Это точно было необычно и вызвало сильное любопытство. Когда мы смотрели за игрой "Фоджи", то в первую очередь внимание привлекали именно эти двое молодых парней из России. О вашей стране в то время могу сказать две интересные вещи: во-первых, никто и ничего о ней не знал, потому что Россия была другой, был Советский Союз – довольно закрытый и неизвестный. Меня дважды вызывали в сборную Италии, и мой дебют – хоть и на скамейке запасных, – состоялся как раз в товарищеском матче против СССР, в Риме на "Стадио Олимпико". Я помню, как наша команда тщательно готовилась к той игре, потому что сказать о вашей сборной можно было немного, информации катастрофически не хватало. Во-вторых, все относились к советской сборной с уважением, потому что, если взглянуть на соревнования той поры – не только футбольные, но и Олимпийские игры, – то побеждали там спортсмены либо из СССР, либо из США. Иногда компанию им составляли сборные ФРГ и ГДР.

– Как вы объясните отсутствие Италии на чемпионате мира-2018?

– Итальянский футбол сейчас пребывает в стагнации. 10 лет назад он остановился в своем развитии, и не только он – весь спорт в Италии переживает те же проблемы. Италия – это отражение того, что происходит в спорте. Если там все хорошо, то и в стране все хорошо, – и наоборот. В данный момент упадок во всех сферах очевиден, и мы пожинаем плоды этой стагнации, социальной, общественной и спортивной – впервые за несколько десятков лет наша сборная не попала на чемпионат мира. Это катастрофа! Я разочарован современным итальянским футболом, потому что прекрасно помню, как в мою эпоху в серии А играли самые лучшие футболисты мира. Если посмотреть на чемпионат Италии сейчас, то сложно найти какую-либо звезду. Больше всего меня удручает, что нет человека, который сказал бы: "Нужны перемены", и принял бы какие-нибудь действия в этом направлении.

Еще 8-10 лет назад было заметно, что деградация футбола в нашей стране уже началась. Италия всегда принимала участие в крупнейших футбольных соревнованиях, и посмотрите, что стало теперь. Эту ситуацию можно было предугадать. В той сборной, что победила в 2006 году, не было топовых игроков, удивительных по технике и своему таланту. Просто футболисты выигрывали за счет ментальности, традиций и истории. Но со временем и этого перестало хватать для побед, а новых ярких звезд так и не появилось.

– Где вы будете смотреть матчи чемпионата мира?

– Я еще не решил. Если смогу чем-то помочь России, с удовольствием останусь.

Марио БАЛОТЕЛЛИ и Роберто МАНЧИНИ. Фото AFP

"МАНЧИНИ ЛЕГКО НАПОДДАЛ БЫ БАЛОТЕЛЛИ, Я БОЛЬШЕ ПЕРЕЖИВАЛ ЗА МАРИО"

– В "Лацио" вы играли при трех тренерах: Эудженио Фашетти, Джузеппе Матерацци и Дино Дзоффе. Что взяли у каждого из них?

– Это были три очень разных человека и отличных тренера, и я постарался взять от каждого понемногу. Фашетти был инновационным специалистом; как и Земан, он многое привнес в итальянский футбол, в некотором плане опередив свою эпоху. Матерацци был типичным прагматиком, итальянским тренером на 100 процентов, уделяющим много внимания обороне. Дзофф в те времена был живой легендой, чемпионом мира, к нему было приковано внимание прессы, и он тоже оставил след в моей будущей тренерской карьере.

– Фашетти с Матерацци играли в полузащите, Дзофф был вратарем. Влияет ли игровая позиция на будущие тренерские взгляды?

– Это совершенно точно дает преимущество в работе с игроками, занимающими ту позицию, на которой играл ты сам. Если ты выступал в центре поля, то тебе легче и доступнее всего работать с полузащитниками, проще объяснять им тонкости профессии.

– Когда Манчини впервые позвал вас к себе в помощники?

– Это произошло в 1999 или 2000 году в "Фиорентине".

– В чем заключается ваша работа в его штабе?

– Я отвечаю за техническо-тактическую составляющую, особенно, в подготовке команды к предстоящему сопернику, работаю в тесной связке с видео-аналитиками, посещаю матчи наших противников, анализирую их тактические схемы, излагаю это Мистеру и объясняю увиденное игрокам "Зенита".

– Вы разнимали Балотелли и Манчини во время драки на тренировке "Манчестер Сити". Расскажите, что случилось в тот день?

– Там не было ничего серьезного, поверьте мне. Это была одна из первых тренировок после тяжелого матча в ЛЧ, и Балотелли совершил опасный подкат под Скотта Синклера – нам, кстати, скоро с ним играть, он сейчас выступает за "Селтик". Мистер сказал Марио извиниться, тот отказался. После чего они, можно так сказать, сцепились, но моей главной задачей было остановить Балотелли, потому что Манчини, безусловно, наподдал бы ему как следует. Никаких далеко идущих последствий не было, все разрешилось довольно мирно.

– Манчини наподдал бы Балотелли?

– Да, совершенно точно! Я беспокоился в первую очередь за Марио, потому что он – наш игрок, он нам еще был нужен (улыбается).

– В "Зените" подобное происходило?

– Нет.

– Вам самому доводилось драться с тренером?

– Лично мне – нет, но я не раз был свидетелем подобных стычек. Точно уже не помню, кто и где, но это происходило время от времени – не нашли общий язык, вот и повод для конфликта.

– После "Ман Сити" вы снова решили стать главным тренером и возглавили "Салернитану". Не захотели ехать с Манчини в "Галатасарай"?

– Я не поехал в Турцию, потому что не было возможности – в "Галатасарае" были свои специалисты, которые занимались как раз тем, чем занимался я. Поэтому я выбрал другой путь – и вновь попробовал себя в самостоятельной работе. В жизни мы всегда принимаем решения исходя из наших возможностей. С Мистером мы снова воссоединились в "Интере", я с удовольствием принял его предложение, хотя это был странный опыт. Проработал я там совсем немного, месяц или два, после чего Манчини принял решение покинуть Милан, а вслед за ним ушел и я. Через год мы оказались в "Зените".

Роберто МАНЧИНИ и Массимо КАРРЕРА. Фото Александр ВОЛГИН

"У КАРРЕРЫ И МАНЧИНИ РАЗНЫЙ ФУТБОЛЬНЫЙ ПУТЬ, НО ОБА – ОТЛИЧНЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ"

– Что общего между Манчини-игроком и Манчини-тренером?

– Он всегда был креативным человеком с ноткой гениальности и сохранил в себе эту особенность. Роберто всегда хотел только побеждать – другой результат его не устраивал, – и привить этот менталитет победителя своим игрокам было для него первостепенной задачей, где бы он ни работал. Стремление к победе, жажда успеха, четкая направленность на триумф, работа исключительно в интересах команды – в этом весь Манчини.

– Чем больше всего вас удивил чемпионат России?

– Огромным количеством масштабных инфраструктурных проектов. В первую очередь, это стадионы, поля, тренировочные центры. В Санкт-Петербурге, Москве и Краснодаре великолепные арены, сделанные на высочайшем уровне. Видно, что страна находится на пороге огромного футбольного праздника и качественно к нему готовится.

– Итальянский футбол считается очень оборонительным. Как бы вы охарактеризовали российский футбол?

– Я считаю, что итальянский и российский футбол похожи. И в одном, и в другом много внимания уделяется обороне, выходу из защиты, переходу в контратаку. Это обусловлено, в том числе, и наличием итальянских тренеров в чемпионате России – например, последнее чемпионство со "Спартаком" завоевал Массимо Каррера. Мы знакомы с ним с самого детства, в 18-19 лет играли в одной команде в третьем дивизионе ("Алессандрия"), много времени провели друг у друга в гостях.

– Расскажите о Каррере.

– У меня сохранились о нем самые теплые воспоминания. Мы провели бок о бок всю юность, вместе росли, складывались как мужчины и футболисты. В том городе, где базировалась "Алессандрия", он встретил любовь всей своей жизни – они до сих пор вместе, у них чудесные дети. Мы часто вместе путешествовали. Он очень добрый, умный, порядочный и честный. Человека с более твердым характером еще поискать.

– Два тренера: Каррера и Манчини. В чем сходства и различия?

– Их сложно сравнивать, они совершенно разные, особенно, их футбольный путь. Каррера на протяжении всей жизни был помощником Конте и лишь в последние два года начал самостоятельную карьеру. И у него неплохо получается! Манчини же – состоявшийся специалист с более чем 20-летним опытом работы на самом высоком уровне: множество побед с топ-клубами разных стран. Их жизни сложились по-разному, но оба они – замечательные специалисты.

"СИЛЬНЕЙШИМ ЗАЩИТНИКОМ ЧЕМПИОНАТА РОССИИ СКОРО БУДЕТ МАММАНА"

– Тройка лучших защитников чемпионата России с точки зрения Грегуччи-тренера?

– Иванович, Васин и Кришито. Ива – огромный мускулистый защитник, настоящий образец центрдефа, видно, что у него за плечами десятилетний опыт выступления против сильнейших нападающих мира в ЛЧ и АПЛ. Миммо (так называют Кришито его итальянские знакомые) – прекрасный пример того, как защитник может поддерживать игру в атаке, он быстрый, хорошо использует свою левую ногу при конструировании игры в нападении. Васин – исконно русский защитник, доморощенный, который не играл за границей, но достиг отличного уровня. Однако в будущем самым сильным игроком этого плана будет Маммана.

– Мамману часто называют защитником "нового поколения". Объясните, что это значит?

– Не знаю, кто изобрел этот термин, мне он кажется странным. Видимо, это связано с тем, что Мамма выигрывает многие единоборства и кажется сильным защитником за счет совершенно других качеств и преимуществ, нежели остальные. Он маленький и щуплый для классического центрдефа, при этом гениально читает игру и думает на поле, быстрый, хорош при отборе мяча и в первом пасе.

– Тройка лучших нападающих – с точки зрения Грегуччи-защитника?

– На первом месте точно Кокорин. За ним Промес и Смолов. Это уже состоявшиеся отличные игроки. В качестве перспективного и еще не реализовавшегося полностью форварда назову Дриусси. Он молод и пока не проявил себя – вы еще не видели, на что он способен. Я возлагаю на Себу большие надежды.

– Кто из них по игровым качествам больше похож на Манчини в молодости?

– Кокорин.

– В чем именно?

– Во-первых, физические данные. Идентичный рост (рост Манчини – 179 см, Кокорина – 181 см. – Прим. "СЭ") – как известно, величайшие игроки никогда не были гигантами. Во-вторых, координация и умение обращаться с мячом. Потрясающее движение на поле – причем, и быстрота ног, и скорость принятия решений. В-третьих, отличная игра головой при не самом высоком росте: Манчини забил огромное количество голов со второго этажа. Но история футбола говорит: Манчини уже сделал многое, а Кокорину это еще предстоит.

– За первые 11 туров чемпионата "Зенит" пропустил три мяча. За следующие девять – 10. Как это объяснить?

– Мы сильно потеряли в компактности. В первой трети чемпионата в командной игре мы действовали узко и цепко, быстро перехватывали мяч, это было нашим преимуществом. Во второй трети с компактностью начались сложности, появились свободные зоны, мы стали больше пропускать, к тому же захромала реализация моментов.

– Постоянно пишут, что Манчини может уйти из "Зенита". Как он и вы относитесь к этим слухам?

– Никак. Мы реалисты и не думаем о том, что говорят вокруг. У нас есть наша работа и цель, а то, что витает в воздухе, совершенно нас не интересует.




Источник: https://www.sport-express.ru
11.02.2018 20:32 | Категория: Интервью | Просмотров: 194 | Добавил: plokho
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]