Далер Кузяев: «Если появляется звездная болезнь, то в футболе сразу начинаются проблемы»

Полузащитник сине-бело-голубых — о задаче в 30 голов, которую поставил Манчини, игре на позиции правого защитника, соревновании с Кокориным и цели попасть на чемпионат мира.

— Вопрос сразу об интервью: сколько их вы уже дали за последние полгода?
— Сбился со счета! В этом плане в «Ахмате» было проще — в «Зените» больше внимания уделяется. Не знаю, точное число не назову.

— Но вы же примерно понимаете что так не потому, что журналисты так хотят, а потому что возрос к вашей персоне, и люди хотят узнать о вас все больше и больше?
— Конечно, естественно.

— Мы с вами разговаривали в июле — первое интервью на официальном сайте появилось когда вы перешли в «Зенит». Многое  изменилось за это время?
— Да немногое, на самом деле. Все так же. Даже не знаю, что выделить из того, что произошло в моей жизни. Все идет своим чередом. 

— А с точки зрения спортивных успехов и результатов?
— Ну, спортивные — да. Наконец-то впервые в профессиональной карьере забил гол и впервые играю в команде, которая борется за золото чемпионата России. 

— Еще вы закончили институт и поступили в аспирантуру.
— Да, я отучился уже шесть лет и, снова оказавшись в Петербурге решил продолжить. Как будут складываться карты дальше — посмотрим. Пока серьезных испытаний еще не было — все это ждет меня летом: сессия, экзамены.

— Какую специальность выбрали?
— Экономика.

— Где брать время на учебу?
— Время есть: утром тренировки, вечером учеба. Почти все аспиранты работают, и поэтому занятия проходят по вечерам — расписание подстроили под нас, и я успеваю.

— Когда вы только переходили в «Зенит», многие восприняли ваш трансфер довольно сдержанно. Все говорили: да, воспитанник, да, здорово, но при этом не ждали фантастических результатов, которые вы действительно показываете.
— Да я бы, во-первых, не сказал, что показываю какие-то фантастические результаты. Хорошие — да, доволен этим этапом, пройденным в «Зените», но необходимо еще больше работать. Команда идет на втором месте, и меня это не устраивает. Есть, над чем работать. 

— С точки зрения личной результативности?
— И личной, и командной. Но, конечно, в первую очередь я за собой слежу, спрашиваю в первую очередь с себя. А уже потом обращаю внимание на посторонние факторы.

— На многих людей главное впечатление производит ваша техника. Откуда такой невероятный дриблинг?
— Тоже не могу до конца согласиться. Я бы не сказал, что у меня какой-то незаурядный дриблинг, как у Криштиану Роналду или Месси. Если за игру получится пару раз обвести, то здорово.

 
— При этом вы не боитесь обыгрывать, а многие футболисты стараются делать все наверняка. 
— Я считаю, что необходимо иногда рисковать, особенно в последней трети поля — у чужой штрафной. Да и болельщикам это больше нравится, это придает зрелищности футболу. 

— То есть, вы стали смелее в этом смысле в «Зените»?
— Да, в «Ахмате» я мог только один раз за матч пойти в обыгрыш. Но там у меня немного отличались функции — был игроком более разрушительного плана, а здесь от меня требуется больше креативности.

— А в плане ударов по воротам вы тоже стали смелее?
— Тоже, да. Хотя в «Ахмате» я тоже иногда бил, но там, понимаете, у меня была позиция опорника, и до удара доходило редко. Плюс, «Зенит» — более атакующая команда, и шансов на удар здесь гораздо больше. 

— Получается, что и Манчини вас не упрекает, если вам не удается обводка и удар?
— Нужно всегда оценивать ситуацию, когда можно пойти в обводку, а когда нет. Если я буду это делать на своей половине поля, конечно, услышу упрек в свой адрес. Нужно трезво оценивать ситуацию.

— Раз вспомнили про «Ахмат», была ли поездка в Грозный в этом году чем-то особенным?
— Да, все-таки три с половиной года провел там, у меня там очень много друзей, знакомых, и очень приятно было вновь увидеть их и город. Расстроило только одно — что победить не удалось. Но «Ахмат» очень достойно играл.

— В свое время, когда Маурисио приезжал туда, то там говорили: «Маурисио наш все равно!». Столкнулись ли вы с чем-то подобным?
— Нет, ничего не говорили, просто пообщался с ребятами знакомыми из команды и из руководства. 

***

— В последних матчах тренер вас передвинул на позицию правого защитника и многие это обсуждают. Комфортно ли вам в этой роли?
— Я всю жизнь играл в центре полузащиты, так что пока немного тяжело перестраиваться. Только в «Ахмате» из-за необходимости в нескольких матчах выходил крайним защитником. Поэтому я надеюсь, что это, как сказал Манчини — вынужденная мера.

— В предыдущих двух матчах 60 или 70 минут вы отыграли в защите, а затем после выхода Смольникова или Терентьева перемещались на привычную позицию. Не устали от постоянной смены функций, в первую очередь, психологически?
— Нет, наоборот, когда с неудобной позиции возвращаешься на свою любимую, то это придает сил и эмоций.

— Есть мнение, что крайний защитник — не совсем благодарная позиция, потому что игрок вынужден всегда подключаться к атакам и забегать, но не всегда получает передачу под свое открывание. Правда ли это?
— Да, пару раз столкнулся с этим в игре. На этой позиции действительно нужно делать много черновой работы — успевать и сзади, и спереди, поддерживать атаки и помогать защите. В целом это хороший опыт.

— Как самочувствие после нескольких недель сборов?
— Немного чувствуется усталость — позавчера провели матч, до этого две тренировки, включая тренажерный зал и поле. Но, думаю, что перед «Селтиком» мы все будем в оптимальной форме.

— Многие говорили, что в Дубае команда «летала», забила 14 мячей, а в игре со «Слованом» сказалась усталость?
— Может быть. Мы только прилетели сюда, был тяжелый день, а через сутки — уже матч. Может, это сказалось. Но, думаю, через пару дней будет легче.

— Показалось, что «Слован» напоминает большинство клубов российской Премьер-лиги по манере игры: такая команда-автобус, которая ставит всех защитников у своих ворот и только обороняется. И у «Зенита» опять возникли небольшие сложности с этим. 
— Мы в сезоне не раз сталкивались с подобной ситуацией. Нам необходимо поработать над этим компонентом, потому что модно сейчас ставить автобус и схему в пять защитников. Думаю, на тренировках мы отработаем, как взламывать такую насыщенную оборону. 

— Вы сами играли в такой команде, ведь можно так сказать об «Ахмате»?
— Ну да, в последней половине прошлого сезона мы играли в пять защитников, в том числе в Петербурге. 

— Как такие команды настраиваются на игру? Футболисты говорят: «Ребята, сегодня мы все стоим в обороне и не идем в атаку?» Как выглядит установка на матч?
— Конкретно в игре с «Зенитом» — да, мы сразу понимали, что будем играть вторым номером и будем ждать шанса в контратаках. И это действительно нам помогло — хорошо отыграли в защите и забили гол на стандарте.

— При этом в атаку такие команды не очень хорошо умеют играть?
— У каждого свой стиль, у каждой команды — свои ресурсы. Кто-то любит более атакующий футбол, а кто-то — более закрытый. Нужно уметь играть со всеми.

***

— На матче со «Слованом» присутствовал Станислав Черчесов. Было ли какое-то волнение из-за того, что на вас смотрит тренер сборной?
— Никакого волнения не было, просто хотелось выйти и показать свою лучшую игру, победить. 

— А удалось с ним пообщаться?
— Нет, пообщаться не удалось, только поздоровались и поприветствовали друг друга.

— В матче приняли участие почти все наши сборники. Между собой обсуждали присутствие главного тренера на трибуне?
— Обсудили и его приезд и то, что нужно постараться показать свою лучшую игру.

— В шутливой форме?
— Конечно, потому что мы в каждой игре выкладываемся.

— Накануне вызова в сборную вы говорили, что не боитесь сыграть против Месси. Как впечатления?
— Потрясающие — я играл против лучшего футболиста мира в данный момент, и было очень непросто. Извлек хороший урок, получил хороший опыт. Всегда приятно играть с такими сборными, с такими футболистами. 

— Против него вообще нереально играть?
— Я не считаю, что кого-то нереально остановить — с каждым можно играть. Возможно, нам не до конца это удалось, потому что несколько моментов он все-таки создал. Играть можно против него. Но сложно.

арги1176.jpg

— Аргентинцы в интервью говорили, что все время думают о чемпионате мира. Как у вас с этим?
— Да, согласен с ними отчасти — хочешь не хочешь, а все равно в голове держишь мысль о чемпионате мира. Но на первом месте пока клубные цели и амбиции. Хотя на чемпионате мира тоже очень хотелось бы сыграть.

— Что нужно сделать, чтобы на него попасть?
— Нужно побеждать с «Зенитом», продолжать работать, проявлять себя. Если все эти компоненты совпадут, то, возможно, окажусь в заявке.

— По ходу сезона был момент, когда вы получили травму. Какие мысли посещали в тот момент?
— Были определенные опасения, потому что в тот момент еще не знал, нужна операция или нет. Не знал, стоит ли ее делать в тот момент или после сезона. Если бы операцию провели сразу, мне пришлось бы пропустить игры сборной. Но, слава богу, благодаря процедурам и нашим докторам все разрешилось и операция не потребовалась. Получил вызов в сборную, и мне удалось сыграть против такой сильной команды. 

— Если представить, что все хорошо сложится, и вы выйдете на матч с Египтом на стадионе «Санкт-Петербург», особые чувства будут? 
— Конечно. Вся страна, весь мир будет смотреть эту игру. Семья и друзья, надеюсь, будут на стадионе, поэтому, конечно, испытаю особенные чувства. 

— В Дубае специально к вам приехали корреспонденты из Саудовской Аравии. Что спрашивали?
— Спрашивали, что я знаю об их сборной, считаем ли мы нашу группу легкой и задали пару вопросов об Эмиратах. 

— Вы им честно ответили?
— Да. Из Саудовской Аравии я не знаю футболистов, а группу не считаю легкой. Так и сказал: слабые команды не отбираются на чемпионат мира. Будет непросто, но я считаю, что нам по силам выйти в 1/8 финала.

***

— Действительно, похоже, что вы совсем не изменились с тех пор, как пришли в «Зенит». Где и в какой момент вы сделали эту прививку от звездной болезни?
— Я думаю, что звездной болезни нет ни у кого. Если она появляется, то в футболе сразу начинаются проблемы. Поэтому я стараюсь быть таким же, каким был до перехода в «Зенит». Наверное, меня научила школа КФК, второй лиги, первой. Сейчас я ценю то, что имею. В любой момент можно все это потерять. 

— Может, что-то еще поменялось в вашей жизни?
— Да нет, ничего особенного — каждый день тренировки. 

— Ранее в интервью говорили о том, что не ездите на машине. Как сейчас с этим?
— Сейчас уже езжу (смеется). 

— В какой момент начали? Сразу после перехода в «Зенит»?
— Нет, попозже, осенью машину приобрел. 

— То есть вы забили супергол «Спартаку», сели в метро и поехали?
— Нет, после этого гола и решил купить машину (смеется). На самом деле нет, не так все было. В середине осени приобрел машину и сейчас езжу на ней — удобно. 

 
— А до этого — на метро?
— Такси, иногда метро. Метро хорошо тем, что очень быстро, без пробок.

— Гаишники узнают?
— Один раз остановили — я ничего не нарушал, просто была проверка — узнали и пожелали удачи.

— А вообще болельщики часто подходят и просят сфотографироваться?
— Нет, не часто. Иногда подходят, особенно возле базы, просят сфотографироваться. Приятно видеть своих болельщиков, пообщаться с ними.

— Антон Заболотный после перехода рассказывал, что никого из «Зенита» не знал, но вы с ним сошлись в сборной. Действительно?
— Мы в сборной подружились и здесь хорошо общаемся. Рад его переходу. Он работоспособный, трудяга. Я думаю, Антон нам поможет.

— Какой-то совет ему дали?
— В советах он не нуждается, а от меня — тем более. Он старше меня, думаю, сам разберется.

— Ваш отец рассказывал, что у вас разборы матчей проходят за чаепитием. Так и есть?
— После игры еду домой к родителям, сидим, общаемся, обсуждаем прошедший матч. Особенно здорово — после побед. После поражений настроения нет. 

— Вам подарили картину здесь на сборе.
— Неожиданно, конечно! Прикольно, мне очень понравилось. Художник все грамотно подметил. Дома куда-нибудь повешу. Очень приятно, что привезли сюда из Петербурга. 

— Что-то еще дарили вам поклонники или поклонницы?
— Нет, поклонницы ничего не дарили. Дед Мороз подарил нам всем перед отпуском картины. Вот, считайте, второй мой портрет.

2.jpeg

— Про вас говорят, что вы завидный жених! На форумах пишут, что Далер — один из немногих неженатых футболистов «Зенита».
— Хах, рекламируете меня? На самом деле, не знаю, не задумывался пока об этом — все мысли только о футболе.

— У вас такое мини-соревнование с Александром Кокориным после тренировок. Кто побеждает?
— Да мы только один раз били пенальти. Победил я, конечно (смеется). Но за это спасибо Андрею Луневу, который отразил его пенальти.

 
— Но с другой стороны мы стали свидетелями того, как Саша вас подкалывает с передачами... Это значит, что у вас хорошие дружеские отношения?
— Саша любит пошутить, всегда на позитиве. Частенько слышу от него шутки. 

— То есть, в отсутствие Кришито не зря он с капитанской повязкой выходит на поле?
— Да, считаю, что в этом сезоне он доказал, что заслуживает капитанскую повязку. Он не раз проявлял свои лидерские качества на поле, забивая победные мячи. 

— А вы чувствуете, что со временем могли бы стать лидером команды?
— Не знаю. Каждый день я работаю над собой, пытаюсь улучшить свою игру. Трудно сказать.

— Об этом заговорили после эпизода, когда перепалка была на поле, помните?
— С Игорем [Смольниковым]? Нет, это у нас так, на эмоциях случилось. Мы с ним хорошо общаемся, в раздевалке пожали руки, ничего такого не было. Тогда же еще была такая cитуация: дома проигрываем прямому конкуренту 0:3, все ребята на взводе. Это часто бывает в футболе, ничего страшного. 

— Как выходить из такой ситуации? Пожать руки и разойтись?
— Ну да. Пообщались, каждый изложил свое видение ситуации, пожали руки и все.

— Анатолий Тимощук не раз говорил, что это со стороны кажется каким-то конфликтом, а на самом деле такие ситуации говорят о том, что людям не все равно. 
— Абсолютно согласен. Это случается, потому что мы переживаем за результат. Повторюсь, в футболе такое часто бывает, и не стоит придавать этому значение. 

— После этого 0:3 с «Локомотивом» долго не спали?
— Да, очень. Горький осадок остался после этой игры, особенно учитывая то, что в первом тайме мы очень хорошо играли и, реализуй мы хоть один из наших моментов, матч сложился бы по-другому. А так продолжали идти вперед и пропустили обидные контратаки. 

— С другой стороны, после «Спартака» в первом круге эмоции были полностью противоположными? Тоже не спалось?
— После побед мне тяжелее заснуть, после поражений — легче, наверное, потому что хочется, чтобы день поскорее закончился, чтобы прийти на тренировку и все заново начать.

— Восемь очков. Одни болельщики говорят, что не надо питать иллюзий, другие говорят, что надо биться до конца и это реально. Вы как считаете объективно?
— Я считаю, что это реально. Десять туров осталось, и один из них — очная встреча с «Локомотивом». Будет непросто, но реально. Но не стоит также забывать, что «Спартак» рядом, «Краснодар». Очень интересная гонка в этом сезоне. 

— Воспринимаете поездку в Шотландию как путешествие в сердце футбола?
— Очень хочется побывать в Шотландии на этом стадионе и сыграть против «Селтика». Их арена вмещает 60 тысяч зрителей, и, конечно, будет здорово окунуться в атмосферу британского футбола.

PZ_009793_000118h.jpg

— Роберто Манчини поставил новую задачу: 30 мячей в оставшихся матчах. Как вы это восприняли?
— Раз тренер ставит такие цели, наверное, он считает, что мы сможем их достичь. Сделаем все возможное, чтобы его не разочаровать. 

— На себе эта задачу не проецировали?
— Не думал об этом, но спасибо за идею! Было бы здорово забить 2-3 мяча из этих тридцати.




Источник: http://fc-zenit.ru
07.02.2018 14:46 | Категория: Интервью | Просмотров: 187 | Добавил: plokho
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]