Экс защитник «Зенита» Басель Абдулфаттах: Пули поскакали по полю. Одни легли, другие бросились в раздевалку

Его любил Дик Адвокат, Кержаков играл с ним в бане в шахматы. Но Баселю Абдулфаттаху так и не довелось провести ни одного матча в основном составе «Зенита». Вместо благополучной славы игрока российской премьер-лиги ему досталась горячая точка в Сирии. Своим эксклюзивным жизненным опытом Басель поделился со «Спортом День за Днем». 

«Когда не было Дзюбы, играли в бане в шахматы»

— Вы родились в Петербурге, а ваш отец — сириец. Кем сами себя ощущаете?
— Я, конечно, стопроцентно русский. Уже и менталитет, и привычки русского человека сложились за годы, прожитые здесь. Хотя в детстве ощущал к себе внимание из-за своей внешности, многие интересовались, откуда я родом, задавали вопросы.

— Что отец рассказывал в детстве о Сирии?
— Когда мне исполнился год, мы там жили какое-то время, но в памяти ничего не отложилось, в отличие от старшей сестры. Не сказал бы, что отец целенаправленно рассказывал. Когда спрашивали — отвечал. Про Пальмиру, например. А еще в семье всегда присутствовала сирийская и арабская кухня. Потом уже в более сознательном возрасте посещал Сирию — тогда и появилась возможность побольше узнать о стране. Раньше Сирия была курортом для Римской империи, поэтому сохранились соответствующие постройки — амфитеатры, например. Правда, многое, к сожалению, уже разрушено.

— Вы, как и многие будущие зенитовцы, начинали в школе «Смена», но могли оказаться и в Москве.
— Да, было дело. После Кубка Арбата, который «Смена» выиграла, меня приглашали все ведущие клубы Москвы. Честно говоря, я был не очень готов к переезду в столицу. Но, считаю, все правильно сделал. Попал в дубль «Зенита», начал вызываться в сборную. Путь в Москве был бы, скорее всего, таким же. Возможно, есть свои нюансы в том, что в московских клубах больше доверяют молодежи и оттуда легче было бы уехать куда-нибудь.

— Когда играли в дубле, общались с кем-нибудь из главных тренеров «основы»?
— Тесного общения не было, но, когда тренировались во времена Дика Адвоката, попадали в заявку на матчи. Дик был позитивно настроен ко мне, и было видно, что я в «основе» не для того, чтобы место занять. Не знаю, почему все в дальнейшем сошло на нет. Был период, когда я мог дебютировать за главную команду, в матче с «Кубанью» меня даже отправили разминаться, но счет был скользкий, и выпустить тренеры все же не решились. После этого меня вызвали в юношескую сборную, а потом Адвокат к тренировкам меня уже не привлекал.

— Кто был самым ярким персонажем в «Зените» той поры?
— Да сложно сказать, тогда же Дзюбы не было, с которым мы пересекались в молодежной сборной. Вот он настоящая душа компании, заводила. А тогда… Кержаков, наверное. Помню после тренировки шли в баню, а там шахматная доска была, вот и устраивали баталии, а рефери — сам банщик.

— Как общались с ветеранами и старожилами «основы»?
— По уровню мастерства же в «Зените» тогда выделялись Широков и Файзулин. Сурово было. «Между ног» никого не «проверить». Попробуешь — потом сам без ног останешься. Да за примерами ходить далеко не надо. За несколько лет до этого подающий надежды Максим Мосин захотел так «проверить» Константина Лепехина. После чего Максим уехал с тренировки с переломанной ногой. Реально такой случай был.

Тренировки со сдутыми мячами

— Грустная история. А что-то более позитивное про дубль вспоминается?
— В наше время появились социальные сети. Все ребята активно ими пользовались, добавляли фотографии, обменивались ими. Игорь Чугайнов, который тогда возглавлял команду, недолго думая, создал «фейковую» страницу фаната дубля, добавлялся в друзья игрокам и расспрашивал про команду, в том числе его очень интересовал вопрос, нравится ли ребятам главный тренер (смеется).

— Как раскусили коуча?
— Мы проанализировали, что от одного человека приходили одни и те же вопросы. А вскоре Чугайнов перед тренировкой распечатал фотографии одного из игроков с какой-то вечеринки и требовал объяснений. Тут-то все вообще стало очевидно, а ребята в срочном порядке позакрывали все свои аккаунты в социальных сетях.

— После «Зенита» был шанс заиграть в премьер-лиге?
— Сначала была возможность поехать в нальчикский «Спартак» к Юрию Красножану, который очень любил работать с молодежью. Но после просмотра, где все вроде нормально прошло, Красножан уехал в «Локомотив», и переход не состоялся. После чего со мной подписали контракт «Крылья Советов».

— Как работалось с Тархановым?
— Тренировки очень интересные, упор делается на технику. Любой молодой игрок, который к нему попадает, реально может прибавить в технике. Также произвели впечатления знаменитые тренировки со спущенными мячами, после которых ты на самом деле начинаешь лучше чувствовать мяч. Возможно, «физики» нам не хватало из-за того, что ей уделялось меньше внимания.

— Что скажете об уровне ФНЛ и второго дивизиона, где вы играли после «Крыльев Советов»?
— Лично мое мнение — футболисты везде одинаковые. Да, есть мастера, которые могут решить результат матча, но их очень немного. В каждой команде по два-три в лучшем случае. А так… Я поиграл во всех лигах и вот что скажу: в той же второй лиге есть очень хорошие ребята. Но есть свои нюансы — агенты могут не договориться, не в то время попадешь в команду. Во второй лиге есть игроки, которые вполне годны для скамейки запасных команд премьер-лиги.

— С договорными матчами в нашем футболе сталкивались?
— Я не могу утверждать, что они были договорные, но то, что странные, — это точно. В питерском «Динамо» и «Черноморце». Но это лишь ощущения, не более того, доказательств, конечно, нет.

— Расскажите самую забойную байку, которую слышали, про второй дивизион.
— Есть одна история. КФК. Краснодарский край. Команда «Прогресс» поехала на выезд в Ингушетию. А ведь известно, что там тяжело играть — камнями болельщики закидать могут, еще что-нибудь выкинуть. Началась игра, в конце тайма завязалась потасовка, игрок «Прогресса» оскорбил кого-то из хозяев. На поле выбежали зрители, ситуация накалилась до предела. Полиция в растерянности, говорят гостям: «Садитесь в автобус и езжайте домой, мы их не удержим!» Те — шустро в автобус, но хозяева организовали погоню, начали стрелять из травматического пистолета. Когда разбили окно автобуса, тренер «Прогресса» лежа на полу со своими футболистами, истошно кричал зачинщику из команды: «Денис, если мы уедем, я тебя оштрафую!»

«В Сирии — как у нас. Все — “букра“»

— Что случилось после этапа карьеры в «Динамо», когда вы отправились играть в Сирию. Как это модно говорить сейчас — «психанули»?
— Это был осознанный поступок. У меня были мысли сыграть за сборную Сирии. Хотел почувствовать этот уровень, потому что в России я адекватно оценивал свои шансы и перспективы сыграть за национальную команду. А в играх за сборную можно проявить себя и уехать играть, например, в Арабские Эмираты или Катар. У меня же на тот момент уже была семья, и стоял вопрос о том, чтобы заработать деньги. Играя в первом и во втором дивизионе чемпионата России, заработать невозможно.

— Кто был инициатором переезда — вы или отец?
— Вместе решили. Конечно, были опасения. Все знали, что я еду в страну, где идут боевые действия. Считаю, что получил очень хороший опыт. У меня была цель — попасть в сборную, и я специально подписал контракт с сирийским клубом на небольшой срок, так как понимал, если я не решу этот вопрос быстро, смысла там оставаться не будет.

— Кто помог найти команду «Аль-Джаиш»?
— Отец по своим связям вышел на сирийского агента, я приехал на просмотр, и был подписан контракт. Команда армейская, с поддержкой на государственном уровне.

— Что больше всего удивило в сирийском футболе?
— Удивил хороший уровень футбола, моя команда была бы середняком турнира ФНЛ, а основная часть команд — это уровень нашего второго дивизиона и аутсайдеров ФНЛ. Там делается упор на «физику» и все носятся по полю девяносто минут. Поля не очень хорошего качества, искусственные тоже не самого последнего поколения. Интереса зрительского я особо не увидел, кроме одной команды, которая с нами соперничала за первое место. Мы приехали к ним на выезд, а там тысяч пятнадцать-двадцать зрителей — настоящая футбольная атмосфера. Но чемпионами в 2016 году стали все-таки мы.

— Зарплаты местных игроков, наверное, не сравнимы даже с нашим вторым дивизионом?
— У местных игроков совсем небольшие — не больше пяти тысяч долларов за полгода. У меня, не скрою, были условия получше. Дополнительно оплачивали игры на азиатский еврокубок — аналог европейской Лиги Европы — не больше двухсот долларов, по-моему.

— Вы приехали в Сирию звездой?
(Смеется.) У меня был один из самых больших окладов в лиге — за полгода я получил около пятнадцати тысяч долларов. В принципе, соизмеримо с ФНЛ.

— Какой потолок был в России?
— Максимум, что я получал, — это десять тысяч долларов в месяц, когда играл в «Крыльях Советах» и «Енисее».

— Когда приехали в Дамаск, какая там была обстановка?
— Было все спокойно, все жили обычной, нормальной жизнью. Да, стоят блок-посты, постоянно проверяют документы — все-таки половина страны на военном положении, много беженцев. А так — жизнь кипит, кафе, рестораны, гостиницы работают.

— Чем сириец отличается от русского?
— Кстати, нации чем-то похожи. У русских есть знаменитое «авось», а в Сирии всегда говорят «букра», что означает «завтра». Придет сантехник домой, что-то не успеет сделать. Спросишь: «Когда доделаешь?» «Букра», — стандартный ответ. Но это совершенно не значит, что он придет именно завтра. Сказал и забыл. Отмечу, что сирийцы более позитивные, открытые, улыбаются больше, чем у нас в стране.

— Как люди относятся к конфликту? Сталкивались ли с оппозиционерами Асада?
— Конечно, они играли даже у меня в команде. Это все раздуто. Там нет никакой диктатуры, как кто-то думает. Это на Западе думают, что если ты скажешь, что тебе не нравится Путин, то тебя застрелят или посадят. Так же и там. Но большинству сирийцев все-таки Асад по душе. Асад — образованный президент, учился в Англии. При нем в стране стали заметны улучшения — во всех сферах.

— Был хоть один момент, когда становилось по-настоящему страшно?
— Один раз на тренировке я действительно испугался. Мы бежали по кругу, разминались. Обычно где-то в горах всегда стреляли, далеко от города. И тут раз — автоматная очередь, и пули скачут по полю. Ребята поопытнее сразу легли, другие побежали в раздевалку. Тренеры не поверили, хотели, чтобы мы продолжили тренировку, но после такого никто на поле уже не вышел, конечно.

— Приятного мало...
— Недавно отец мне написал, что на территорию этой базы прилетел снаряд и погиб спортивный директор команды. Произошло это около трех месяцев назад, незадолго до моего отъезда.

— Почему так и не удалось оформить гражданство?
— Не смог получить разрешение от АФК (Азиатской конфедерации футбола). Я был заигран за молодежную сборную России, и из-за этого возникли проблемы. Но мне кажется, что это были какие-то «закулисные игры» Федерации футбола Сирии. Возможно, хотели каких-то денег от меня, чтобы «поднапрячься» решить вопрос с гражданством. Хотя есть масса примеров футболистов, задействованных в молодежных сборных, которые затем выступали за сборные других стран.

— Почему после возвращения в Россию вы не захотели больше играть в футбол? 26 лет для защитника — это не возраст.
— Я адекватно отношусь к ситуации. Агенты мне говорили: «Тебя не было в России год. А тут все смотрят статистику». Когда рассказываю, что играл в Сирии, в ответ смеются: «А что, в Сирии есть футбол?» У нас же не объяснить, что уровень чемпионата там вполне нормальный. У меня было несколько вариантов с командами второй лиги, но ехать куда-то за пятьдесят тысяч рублей, которые не факт, что заплатят…

— Чем сейчас занимаетесь?
— Коммерческой недвижимостью, спасибо другу, помог втянуться в бизнес. А у супруги свой магазин по продаже одежды из меха. Футбол теперь больше как хобби. Играл за ФК «Петербург» на зимнем первенстве города, в любительских турнирах формата «семь на семь». Если появится возможность, потренирую детей, но не более.

Личное дело

Басель Абдулфаттах

Родился 6 марта 1990 года в Ленинграде

Амплуа: защитник Воспитанник ДЮСШ «Кировец» и СДЮСШОР «Смена» (тренер — Владимир Губарев)

Карьера игрока: «Зенит», «Зенит»-м (2008–2010); «Крылья Советов» (Самара, 2011–2012); «Енисей» (Красноярск, 2012); «Черноморец» (Новороссийск, 2013–2014); «Динамо» (Санкт-Петербург, 2014–2015); «Аль-Джаиш» (Сирия, 2016)

За молодежный состав «Зенита» сыграл 69 матчей, забил 4 мяча

Победитель молодежного первенства России — 2009

В молодежной сборной России — 4 матча




Источник: http://www.sportsdaily.ru/
06.04.2017 15:16 | Категория: Интервью | Просмотров: 271 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]