Ивица Крижанац: «У нас была лучшая команда за всю историю „Зенита“»

Экс-защитник сине-бело-голубых в интервью «ProЗениту» рассказал, какие слова Дика Адвокаата переводил Фатиху Текке, что подарил Алехандро Домингесу за золотое спасение в Раменском и почему не был согласен с Валерием Газзаевым.

— Вы играли за «Зенит» 6 лет — больше, чем за любую другую команду в вашей карьере.
— «Зенит» — это вся моя жизнь! Я счастлив, что играл за «Зенит», жил в Петербурге, был частью этого всего! У меня много светлых воспоминаний. Знаете, какая моя первая ассоциация с выигранными титулами? Не празднования в раздевалке (хотя это было действительно здорово), а люди. Лица наших болельщиков. Мы сделали счастливыми невероятное количество людей, и это по-настоящему незабываемо. Вспоминаю, сколько болельщиков праздновали и поздравляли нас после того, как мы выиграли золото. В Раменском, в аэропорту, в Санкт-Петербурге. Я вам напомню, что население Хорватии — всего 4 миллиона человек. А здесь мне казалось, что только на одну улицу пришло два миллиона — половина всей Хорватии.

— Вам не было страшно, когда болельщики прорывались на поле?
— Мы были в полной безопасности — совершенно нечего было бояться. Люди были счастливы и праздновали вместе с командой — это совершенно нормальная вещь, когда ты выигрываешь титулы. И так происходит везде — в Англии, Испании, Италии, Хорватии. Команда выигрывает чемпионство в последнем туре — и болельщики высыпают на поле. Так что это не страшно, а наоборот, здорово. Замечательный опыт!

— Когда «Зенит» возглавил Дик Адвокаат, команду покинуло много иностранных футболистов, которые играли при Петржеле. Вы, Хаген, Шкртел, Ширл были одними из тех немногих, кто остался…
— В первую очередь нужно сказать, что Власта проделал отличную работу в свое время. Он поставил молодых игроков, научил команду побеждать. Потом пришел Дик, и мы продолжили прогресс. «Зенит» совершил несколько сильных трансферов и стал лучшей командой в России. Наши отношения с Диком были хорошими. Это было доверие и уважение друг к другу.

— Вы говорите на многих языках, в «Зените» вы дружили и с российскими, и с иностранными игроками. Это было важно для Адвокаата?
— Бывает, что есть хорошие игроки, но нет самой команды, коллектива. Не знаю, моя в этом заслуга или нет, но в «Зените» было единение. Думаю, для тренера было важно, что в команде есть такой парень, который может пообщаться и с чехами, и со словаками, и с англоговорящими ребятами, и с местными. Тренер дает указания через переводчика, но переводчик никогда не донесет до игроков эмоции — он донесет только суть.

— Вам было сложно в этой роли между тренером и командой?
— Не так уж часто я находился в этом положении, но иногда Адвокаат, когда хотел сказать что-то кому-то из игроков в лицо, привлекал к этим разговорам меня, чтобы я лучше объяснял суть его претензий. Однажды мы собрались втроем в лобби отеля — я, Адвокаат и Фатих Текке. Фатих — мой очень большой друг, но мне пришлось сказать ему по-английски слово fuck. Ха-ха. И для меня, и для Фатиха английский — не родной язык, поэтому мы понимали друг друга, а Адвокаат говорил слишком быстро, и Текке не мог его понять. Тренер донес свои претензии. На следующий день Фатих вышел и забил два мяча!

— Впечатляет еще и то, что вы были другом многим игрокам, но не отдали Анатолию Тимощуку его любимый четвертый номер.
— Каждый, кто меня знает, скажет, что это было невозможно. И не потому что я не люблю Тимощука. Он мой большой друг, один из лучших игроков той команды. Его трансфер сыграл большую роль в завоевании трофеев.

— «Зенит» при Дике Адвокаате выиграл чемпионат, Суперкубок России, Кубок УЕФА и Суперкубок УЕФА, но вы ведь помните, как тяжело все начиналось тогда, в 2007 году…
— Нечего скрывать, тогда многие были недовольны собой и друг другом, и я тоже был недоволен. Но мы провели очень хорошую работу на сборах в Марбелье. Команда была построена тогда, и мы правильно сделали, что не стали ничего менять, продолжили с той игрой, которую отрабатывали на тренировках. И игроки, которые оказались собраны тогда в «Зените», по праву пришли к тем трофеям. Знаете, команда образца 2006, 2007, 2008 годов, возможно, самая сильная за всю историю клуба. Безусловно, на данный момент.

— Самым большим соперником «Зенита» был «Спартак», и именно со «Спартаком» шла борьба за золото в 2007 году. При этом Кубок УЕФА за три года до «Зенита» выиграл ЦСКА, и именно ЦСКА вы лично забивали в чемпионских сезонах 2007 и 2010 годов. Вы настраивались именно на армейцев?
— Если честно, я никак не делил соперников, для меня все были равны. Важно было просто победить. Я думаю, что настроения в команде были в целом такими же. Мы не думали о соперниках — шлифовали свою игру, думали, как показать свой футбол.

— Когда вы победили ЦСКА в сентябре, Валерий Газзаев сказал: «Гуляйте!» А вас посетила мысль, что выигран самый сложный матч?
— Конечно, нет! Мы выиграли титул только на последней минуте последнего матча, когда Домингес выбил мяч головой с линии ворот. Более того, в том матче, с «Сатурном», мы забили счастливый гол, благодаря рикошету, а так у нас плохо шла игра, мало что получалось. Это психология. На нас давила близость этого долгожданного трофея. Вот с ЦСКА как раз была хорошая игра, но тогда еще никто не знал, станем ли мы чемпионами.

— Вячеслав Малафеев сказал, что хотел подарить Домингесу вратарские перчатки за то спасение в Раменском. А вы хотели как-то отблагодарить аргентинца, может, расцеловать его?
— По-моему, после игры мы вручили ему бутылку виски или еще чего-то крепкого — алкоголя тогда было очень много, ха-ха. На самом деле безо всяких шуток можно сказать, что он спас команду. Шли последние минуты, был угловой у наших ворот, и Домингес даже не должен был находиться там, где в итоге оказался. А если бы «Сатурн» сравнял счет, нам не хватило бы времени забить второй мяч.

— Весной 2008 года в матчах Кубка УЕФА вашим напарником по центру обороны был вынужден стать полузащитник Роман Широков. Вам легко было сыграться?
— Может быть, поначалу и были сложности, но потом проблем не возникало. Я помню, Нико Ломбертс в феврале в матче против «Вильярреала» получил травму и выбыл на долгий срок. Летом Дик нашел на эту позицию Пюйгренье, но потом не был счастлив от игры француза. А тогда, весной, у тренера не было выбора. Он поставил со мной Широкова, и это оказалось хорошим решением. Роман — умный игрок. Я думаю, мы неплохо справлялись, раз выиграли Кубок УЕФА!

— Все последние годы желанная цель «Зенита» — четвертьфинал Лиги чемпионов. Было ли это по силам вашей команде, которую вы называете сильнейшей?
— У нас тоже не было успеха в Лиге чемпионов, но, если вы вспомните, какие у нас были соперники, как складывались матчи с ними… Обидно, что мы набрали только очко в матче с «Ювентусом». В Турине мы были лучше, но не использовали моменты и пропустили гол на последних минутах. А в Петербурге лайнсмен зафиксировал офсайд, когда Тимощук сбрасывал мне мяч на дальнюю штангу, и я забил гол. Мы смотрели повтор — никакого офсайда там не было. К сожалению, иногда большие результаты определяются такими мелочами в спорных ситуациях — в какую сторону отскочит мяч, чью сторону займет судья.

— Чем вы занимаетесь сейчас?
— Учусь на тренера и пока не работаю. Доход мне приносит недвижимость на побережье. Кроме того, мы с семьей собираемся открыть ресторан. В Хорватии много туристов из России, мы ждем их с удовольствием! 




Источник: http://fc-zenit.ru/
26.10.2017 23:13 | Категория: Интервью | Просмотров: 122 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]