Кристиан Нобоа: «Каждый день я тренируюсь для того, чтобы научиться чему-то новому»

Большое интервью полузащитника сине-бело-голубых.

— В России вы с 2007 года с небольшим перерывом. Отлично говорите по-русски и у вас русская жена. Вы себя больше русским или эквадорцем чувствуете?
— Конечно, не могу сказать, что я на сто процентов русский, думаю, где-то 50 на 50. Я благодарен России за все, что она мне дала.

— В чем разница между эквадорцами и русскими? Вы, наверное, улыбаетесь больше?
— Самую большую разницу, на мой взгляд, делает погода. Эквадор — южная страна, а все южные люди очень позитивные. Я не могу сказать, хорошо это или плохо, — каждому свое. У всех народов своя специфика, я уважаю всех одинаково. Ну и потом, конечно, у эквадорцев и россиян разная культура. Все же наши страны очень далеко друг от друга!

— Вы все время улыбаетесь или только на публике? 
— По жизни я стопроцентный оптимист. Всегда ищу позитив, даже в чем-то плохом. Нельзя зацикливаться на негативе, всегда надо находить положительные моменты. 

— Большую часть своей российской карьеры вы провели в южных клубах, теперь играете на севере. Петербуржцы отличаются от казанцев и ростовчан?
— Во всех городах люди очень хорошие, добрые. Я не вижу большой разницы. Может, это как раз потому, что я не на сто процентов русский и какие-то тонкости мне не видны? 

— Практически всем иностранцам в Петербурге не хватает солнца. Для вас это проблема?
— Пока что я не так много времени провел в Петербурге. Сначала мы были на сборах, сейчас много матчей, постоянные разъезды. Да и совсем холодной погоды я еще не видел — все-таки только-только закончилось лето. Посмотрим, что будет зимой.

— В Википедии написано, что, приехав в 2007-м в Казань, вы впервые увидели снег, поели его и заболели. Это правда?
— Ха-ха, правда! Увидеть снег было моей мечтой. И вот я оказался в России, увидел его… Тогда мне стало интересно его попробовать.

— И как он на вкус?
— Да никак, это же вода! Я и не ожидал какого-то особенного вкуса. Просто когда ты живешь в Эквадоре, увидеть снег можешь только по телевизору. А тут вот он, лежит под ногами. Мне стало интересно, вот я и попробовал.

***

— Ваш отец дослужился до главнокомандующего ВМФ Эквадора. Почему вы не пошли по его стопам? 
— Такой вариант развития карьеры действительно был, но меня никогда не покидало чувство, что я хочу играть в футбол. Не знаю, как это объяснить, просто внутреннее ощущение. Мне казалось, что я могу стать профессиональным игроком. Когда мне было лет 8, я сказал отцу: «Папа, я хочу быть футболистом!» Он, конечно, хотел, чтобы я тоже стал военным, но не противился моему выбору. 

— Главнокомандующий ВФМ должен быть сильным, волевым и жестким человеком — так, по крайней мере, кажется. У вас было трудное детство?
— Да, отец строго меня воспитывал. Мог очень жестко говорить. Но я благодарен ему за это — он многому меня научил, воспитал, дисциплинировал. Может быть, когда ты маленький, ты злишься на родителей, но сейчас я могу сказать ему только спасибо.

— Что такое эквадорская футбольная школа? 
— Главная философия — нужно любить футбол, любить то, что ты делаешь. В Эквадоре никто не скажет тебе: «Делай это, потому что надо». Тебе скажут: «Делай, потому что ты это чувствуешь». На тренировках ты должен делать то, что умеешь. Ни один тренер в Эквадоре не запретит тебе обыгрывать соперника, к примеру. У тебя есть дриблинг? Замечательно, иди в обводку. Хороший пас? Используй это. Это не означает, что каждый делает то, что ему придет в голову, нет. Ты должен слушать тренера, но он всегда будет использовать твои сильные стороны и не станет пытаться переделать тебя.

— Если говорить об инфраструктуре, на каких полях вы тренировались?
— Не могу сказать, что у нас были отличные условия. На настоящих футбольных полях я впервые стал играть в 17–18 лет, когда перешел во взрослую команду. То, на чем мы тренировались в детстве, даже полем в полной мере не назовешь! О травяной площадке мы могли только мечтать. Сейчас в Эквадоре картина меняется, строится много полей, хороших школ. Тогда такого не было. 

Футбол — самый популярный вид спорта в Эквадоре? 
— Бесспорно. Футбол любят все без исключения. Каждое воскресенье, когда играет твоя команда, это праздник.

— Насколько силен местный чемпионат?
— Конечно, эквадорский чемпионат слабее российского, там все медленнее. Команды играют в основном в атакующий футбол, как и в большинстве южноамериканских стран, но уровень не так высок. 

— А много ли в Эквадоре знают о российском чемпионате?
— Россия очень далеко от Эквадора, так что российский чемпионат не на слуху. Возможно, сейчас кто-то следит за Премьер-лигой — здесь, кроме меня, играет Рамирес из «Краснодара». В Эквадоре российский футбол называют очень атлетичным, здесь много борьбы. 

***

— Говорят, что «Рубин» вас нашел случайно: Бердыев смотрел другого игрока, а понравились вы. Это так?
— Да, это правда. Он хотел нападающего, причем даже из другой команды! Просто так получилось, что он играл в том матче против нас. Я помню, что очень хорошо провел ту встречу. Мне передали слова Бердыева: «Не хочу нападающего, хочу вот того парня, полузащитника». Когда я впервые оказался в сборной Эквадора, мы встретились с Курбаном Бекиевичем, поговорили. Он сказал, что хочет подписать меня, что видит во мне потенциал.

— Как Бердыеву удается заразить игроков своими идеями? Вплоть до того, что, когда он покидает команду, ключевые футболисты уходят вместе с ним.
— Во-первых, он очень хороший человек. Бердыев всегда скажет тебе все прямо, в глаза, а не будет что-то говорить за спиной. Во-вторых, это сильный специалист. На тренировках он всегда объясняет, что хочет видеть от тебя на поле. Бердыев создает единый механизм, чтобы каждый знал свою роль и выполнял свои задачи. Он довольно жесткий тренер, но это помогает ему добиваться результата. Игроки учатся у него многому. 

— В «Рубине» вы побеждали «Барселону». В «Ростове» — «Баварию», причем на вашем счету победный мяч. Какая из этих побед для вас главная?
— Они одинаково важны для меня. Единственное, что их отличает, — время. Это две невероятные игры, которые останутся в памяти на всю жизнь.

— Когда Бердыев и несколько игроков покинули «Ростов», казалось, что он на этом закончится, но команда остается в верхней части таблицы. Вы удивлены?
— Нет, я был уверен, что «Ростов» продолжит добиваться результата. Это хорошая команда, а в больших клубах потеря игроков или даже тренера не разрушает все до основания. Пришел новый специалист, новые футболисты, которые могут показывать хороший футбол, так что ничего удивительного в успехах ростовчан нет.

— Футбол Бердыева и футбол Манчини — две разные философии. Тяжело перестраиваться в «Зените»?
— Я не сказал бы, что это совершенно разные философии и стили игры. Оба очень любят тактику, уделяют ей много времени. Манчини сильный специалист, я каждый день учусь у него чему-то, точно так же, как когда-то на тренировках Бердыева. 

— Насколько хорошо вы готовы на данный момент? То, что большинство матчей проводите в запасе, принимаете как данность, или это вас беспокоит?
— Для меня главное — выкладываться на тренировках, доказывать свое право на место в составе. Я не зацикливаюсь на том, что не так много играю, просто стараюсь показать свои лучшие качества. Понятно, что никто не станет убирать игрока с поля просто так. Тот состав, который сейчас выходит на матчи, дает результат, так что ни один тренер не стал бы что-то менять. Надо ждать свой шанс и, когда появится возможность, использовать его.

— Как строятся отношения в зенитовском коллективе? Аргентинцы уже со всеми общаются или держатся в стороне?
— У нас отличная атмосфера. Не вижу ничего плохого в том, что к нам пришли аргентинские ребята. Это молодые игроки, некоторые из них впервые оказались за пределами родной страны. Сейчас им нужно немного времени, чтобы адаптироваться, привыкнуть к России, к культуре, к людям. Я смотрю на них и вспоминаю себя — ведь я точно так же в свое время оказался здесь. У меня тоже были проблемы с языком, но со временем я освоился. 

— Вас не удивило, что практически новая команда столь мощно стартовала в чемпионате России?
— В «Зените» собраны очень сильные игроки, которые могут сразу давать результат. Да, состав обновился серьезно, но, если у тебя есть классные футболисты, способные решить тот или иной эпизод в свою пользу, ты можешь добиваться результата. Может быть, пока нам не хватает сыгранности. Бывают матчи, когда все 90 минут хороший футбол не получается, но в одном моменте игрок делает результат просто за счет своего высокого уровня. Со временем мы сыграемся и результаты станут еще лучше. 

— Что, на ваш взгляд, важнее — волевая победа над «Рубином» в компенсированное время или унижение действующего чемпиона России со счетом 5:1?
— Любая победа приносит 3 очка, дает тебе веру в свои силы. Все победы важны, не столь принципиально, в каком стиле они одержаны.

— Два подряд матча без голов в чемпионате с «Ростовом» и «Динамо» — это случайность или некий спад?
— Против «Зенита» большинство команд играют от обороны, потому что даже ничья с нами — хороший результат для них. Соперник отдает мяч, садится глубоко к своим воротам и ждет, что мы сможем сделать. Всегда сложно вскрывать плотную оборону. Но уверен, в ближайшее время мы снова начнем забивать много. 

— Кто главный конкурент «Зенита» в борьбе за чемпионство? «Спартак» и ЦСКА забуксовали на старте.
— Чемпионат только начинается, впереди много игр. В прошлом году «Спартак» тоже не очень удачно начал, это ничего не значит. В футболе все возможно, я не выделяю какую-то одну команду как главного конкурента. 

— Для болельщиков матчи на стадионе «Санкт-Петербург» — праздник. А для игроков?
— Для нас такая поддержка очень важна. Когда ты выходишь на поле, а на трибунах 50 тысяч человек, это непередаваемые эмоции! Как вы сказали, это праздник. Можем только поблагодарить всех, кто приходит нас поддержать! Мы чувствуем огромную ответственность перед своими трибунами, хотим выигрывать и радовать болельщиков.

***

— Вы уже задумывались о том, что будете делать, когда завершите карьеру? 
— Я пока не заглядываю далеко вперед. Есть варианты того, чем мне было бы интересно заниматься, но я стараюсь сейчас об этом не думать. Если начинаешь размышлять о том, что будет дальше, ты теряешь то, что имеешь сейчас. Надо концентрироваться на настоящем, думать только о футболе и своей карьере. Вот закончу играть — тогда и посмотрим.

— Но вы не исключаете, что останетесь в футболе? Например, в качестве тренера.
— Нельзя исключать ни один из вариантов, все может быть. Я не знаю слово «никогда».

— А если говорить о доме, есть вероятность, что вы останетесь жить в России?
— Я хочу закончить карьеру в родной команде в Эквадоре. Год, месяц или всего один матч — моя мечта провести последний период карьеры там. Но у меня русская жена, дети родились в России, так что вполне вероятно, что мы будем жить здесь.

— Вы уже реализовали себя в футболе или еще нет? Какие задачи перед собой ставите?
— Всегда есть куда расти. Каждый день я тренируюсь для того, чтобы научиться чему-то новому. Сейчас под руководством такого сильного тренера, как Манчини, я продолжаю совершенствоваться. Останавливаться нельзя — всегда надо развиваться. 
 




Источник: http://fc-zenit.ru/
26.09.2017 14:30 | Категория: Интервью | Просмотров: 174 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]