Олег Шатов: «Плакал, потому что понимал: все, что я сделал в профессии, было не зря»

Полузащитник сине-бело-голубых — об аренде в «Краснодар», слезах во время матча на «Санкт-Петербурге», чемпионате мира и новом неожиданном увлечении.

— Каково это — смотреть чемпионат мира, на котором вы тоже могли бы играть? Обидно, безразлично?
— Да нет, небезразлично точно. Я переживаю и очень рад за ребят. Недавно написал Артему Дзюбе сообщение, что они представляют сразу всех футболистов России, и их там не 25 человек, а миллионы. От чемпионата мира очень многое зависит, в том числе — в какую сторону пойдет наш футбол, каким будет отношение болельщиков. И все это бремя несут они. Никакой зависти, ничего такого нет. Мы переживаем, болеем и очень надеемся, что они пройдут как можно дальше. Написал им, что жду как можно позже, но чтобы патроны не расстреляли, а то на сезон не останется!

— Сколько сообщений отправляете после каждой их игры?
— Да не так много. Пару раз писал Дзюбе, Феде Смолову, Игорю Смольникову.

— «От этого зависит, в какую сторону пойдет наш футбол». Если смотреть на результаты сейчас, то получается, что идет в правильную.
— Я даже не совсем про это, а про то, что многие иностранцы благодаря чемпионату увидят, что в России есть футбол высокого уровня, а значит, сюда можно ехать не только за деньгами, что здесь есть мотивация еще и поиграть в хорошем турнире. У нас построили прекрасные стадионы, появилась инфраструктура, интерес болельщиков, и новые арены, очень надеюсь, будут заполняться.

— Как вам игра с Уругваем? Поражение, к тому же ваш товарищ Игорь Смольников получил красную. 
— Игоря, думаю, не стоит касаться, он и сам разберется. А я просто ждал красивого открытого футбола. Задача выполнена, и на кого выходить дальше — большой разницы нет. Правда, ставил, что наши выиграют 1:0. Ну, немножко ошибся.

— Есть мнение, что Уругвай — первый серьезный соперник на турнире.
— Сейчас все научились играть, даже самые маленькие страны. Все тактически грамотны, физически готовы, так что так просто ни у кого не выиграть. Посмотрите на ту же Испанию против Ирана или Португалию с Марокко. Можно такие же параллели проводить, но легких побед там не было. Я вообще считаю, что, например, Португалия против Марокко победы и не заслуживала. Так что нельзя говорить, что у кого-то соперники были легче. Главное — что победили, что футбол был красивым, мячей забили много. И один матч с Уругваем — точно не показатель. А когда ты выходишь из группы, когда начинаются игры на вылет, ожидать можно всего, чего угодно. Я не удивлюсь даже если наша сборная дойдет до полуфинала. Главное — преодолеть первый барьер. А дальше можно ожидать всего, чего угодно. Это наша родная страна, наши стадионы, наши болельщики. Пример Португалии на Евро показывает: у них не было ни одной победы в основное время, все в добавленное или по пенальти, и в итоге титул. Почему мы не можем повторить такой путь?

— Вы чемпионат мира не по телевизору как-то зацепить успели? 
— Нет, я в основном по телевизору. Но знаю, что людей много, что все, кто приехал, довольны. Все узнают, какая Россия дружелюбная, меняют мнение о нас, знакомятся с нашей культурой, нами самими. Многие же были не в курсе, а теперь увидели лично, что, как говорят, медведи по дорогам у нас не ходят. И здорово, что это происходит не только в Москве или Питере. Самара, Саранск, Екатеринбург, Нижний Новгород — там сейчас везде футбольный бум. Ну а как еще, если приезжают лучшие игроки мира? Это и есть популяризация. Люди не должны бояться приходить на стадионы. Мне, допустим, особенно приятно было, когда недавно смотрел футбол и увидел, как отец держит на руках мальчика, а ему от силы 5-6 месяцев. Это же отлично!

— В Краснодаре и Санкт-Петербурге вы на новых стадионах уже поиграли. Там все так и выглядит.
— Конечно, когда приходит по 50 тысяч зрителей — это прекрасно. Я знаю, что «Зенит» в этом сезоне поставил все мыслимые и немыслимые рекорды. Конечно, хотелось бы, чтобы и дальше так продолжалось. Играть при заполненных стадионах гораздо приятнее, чем при пустых. Я когда начинал играть в первой лиге, видел совершенно разные стадионы, поля, и сейчас все абсолютно иначе. Это новый уровень. И сам футбол прогрессирует. Я же говорю — все научились играть. Хотя, с другой стороны, может быть, стал из-за этого менее зрелищным. Больше борьбы тактической, физической, готовность выходит на первый план. Та же сборная Испании уже не может обыграть всех так легко, хотя я считаю, что у них-то игра одна из самых лучших.

***

— Многие переезжали из «Зенита» в «Краснодар» и раньше, и разочарованным вроде бы никто не оставался. Вы тоже?
— Я, конечно, не хотел уходить из «Зенита», но по многим причинам ситуация сложилась именно так. Озвучивать эти причины смысла уже нет, все и так все знают. Отозваться и городе Краснодар, и о клубе я могу только положительно: о том, как там все устроено, как сделано, на каком высоком уровне находится футбол. Для меня это было чем-то вроде глотка свежего воздуха. Я там был действительно счастлив, мне все очень понравилось.

— Роман Широков, когда уезжал в «Краснодар», жил на базе.
— Так и я тоже.

— И как?
— Ничего так. С понедельника по пятницу ты там, потом игра и выходной. Можно поехать в город, сходить в кино, ресторан, пообщаться с ребятами. Иногда ко мне приезжала семья, так что одиноким себя не чувствовал. А так — на базе очень комфортно. Там и питание отличное, и номера хорошие. К тому же я был без машины, да и смысла искать квартиру на такое короткое время не было. Мы же сначала полтора месяца провели на сборах, а потом в самом городе — еще два. Подумал, что такое-то время как-нибудь потихонечку протяну.

— Другие варианты у вас были? Или только «Краснодар»?
— Другие варианты были, но «Зенит» не хотел отпускать куда угодно, а я хотел только в «Краснодар». В команду, в которой буду за что-то бороться, где будет конкуренция. Не хотелось, чтобы я просто пришел в коллектив ниже рангом и играл постоянно. В «Краснодаре» мне никто никаких гарантий не давал. Там мне сразу сказали, что вот, пожалуйста, у тебя есть время, доказывай — и будешь играть. К тому же футбол, который они показывают в последние годы, мне нравится. И я считаю, рано или поздно это даст результат.

— В общем, «Зенит» поступил с вами порядочно?
— В целом да. Хорошо, что все сложилось так.

— При этом до «Краснодара» вас сначала отправили в «Зенит»-2. И было ощущение, что вы сами поверили, что будете набирать форму и играть там.
— Да нет, для меня к тому моменту все уже было очевидно. И я, и Артем, и Миша Кержаков, и Саша Анюков уже понимали, что в главной команде в нас не нуждаются. Но при этом нам надо было выполнять свои обязательства, набирать форму. Так что почему бы не в «Зените»-2? Тем более, там замечательный тренер Константин Георгиевич, с которым я успел еще и поиграть. Так что это было приятное время, и я получил большое удовольствие, тренируясь и общаясь с молодыми футболистами. Спасибо всем им большое.

— С точки зрения многих болельщиков ситуация при этому выглядела так: осенью Манчини давал и вам, и Артему игровое время, но вы воспользовались им не так, как было нужно, чтобы убедить его. Поэтому эти аренды и произошли. К себе у вас вопросы есть?
— Конечно, есть, и я их задавал. Я всегда говорил, что в этой ситуации в первую очередь виноват сам. Это мои личные проблемы. И если тренер принял такое решение, а клуб его поддержал, то значит, все правильно. С другой стороны, мне кажется, что тренер может вести себя так, если он что-то сделал для клуба, выиграл с ним что-то. Тогда - да. А когда ты приходишь, начинаешь все если не рушить, то подстраивать все под себя, тебе дают в руки все карты, а результата нет, и ты пытаешься свои недочеты найти в других людях, искать виноватых... Я вообще считаю, что искать виноватых — это последнее дело. Так что, возможно, главному тренеру нужно было задать какие-то вопросы и себе. Но у меня претензий нет. Я не хочу его вспоминать. Было — и было. Я сделал выводы из этой ситуации и надеюсь, что они были правильными, что наконец-то научусь на своих ошибках. Будем двигаться дальше.

— Обратная замена в Грозном — это тоже про поиск виноватых?
— Я не знаю, не спрашивал. Не стал ругаться, но да, на эмоциях ушел в подтрибунное помещение, помылся, сел, и когда Манчини зашел — а мы сыграли на ноль, что для «Зенита» плохой результат, — то пожал ему руку, никаких проблем. Не хотел ссориться, не хотел конфликтов. Тем более, это был последний матч перед отпуском. Думал, что после все выдохнут, сделают выводы, думал, что после у меня будет 2 месяца на сборах, чтобы доказать тренеру, что я все-таки могу помочь команде. Но мне сказали, что сейчас я не нужен.

— Тогда давайте поговорим про итоги сезона для «Зенита» в целом. Согласны, что команда снова проиграла чемпионат самой себе?
— При мне, то есть за последние 5 лет, это точно был самый слабый сезон «Зенита». Да, в начале был какой-то кураж, азарт, на нашей стороне была удача, но потом она немного отвернулась, и все побежали кто вправо, кто влево, кто вперед, а кто назад.

— Одну удачу обвинять все-таки странно.
— Конечно, но если мы хотим найти конкретных виноватых, то мы их не найдем. Виноваты могут быть только все вместе — и футболисты, и тренеры, и медицинский штаб, и все остальные. Но искать конкретных не надо. Надо просто все осмыслить, проанализировать и сделать выводы для того, чтобы подобное больше не повторилось. Потому что результат в таких больших клубах зависит не только от игроков, но и от совокупности разных факторов. Даже вы, журналисты, принимаете в этом непосредственное участие.

— Матч с «Зенитом» в Санкт-Петербурге — как он выглядел с вашей стороны?
— Да как выглядел... Во-первых, я играл не против «Зенита», а за футбольный клуб «Краснодар». На эти четыре месяца я был футболистом этой команды, и я обязан был играть. Да, в тот момент сыграло спортивное самолюбие, наглость. Какие-то чувства тем, что я оказался не нужен, были задеты, так что решил доказать и себе, и другим людям, что, возможно, убрали меня зря и что я мог бы пригодиться.

— А когда нужно что-то доказать, и вы, и тот же Артем Дзюба показываете свой лучший футбол.
— Так «схема бывших» давно существует, мы тут не первопроходцы. Вспомните и Володю Быстрова, и других. Всегда так было и будет. Видимо, где-то так устроена психология. Но я не могу сказать, что и когда мы с Темой играли за «Зенит», то как-то меньше отдавались. Просто так сейчас сложились обстоятельства.

— И они сложились так, что вы забили гол в ворота перед фанатским виражом. И вираж вам зааплодировал.
— Хах. Я думаю, можно обмануть всех, но не болельщиков. Не людей, которые приходят на стадион и с чистым сердцем болеют за «Зенит». Наверное, они видели, что все эти 4,5 года я был предан клубу, отдавался на футбольном поле и старался делать все для того, чтобы команда достигала результатов. Видимо, поэтому и аплодировали. Если бы те же 4 года я провалял дурака, то, думаю, меня бы освистали и были правы. Спасибо им большое. Было приятно, правда. Это были какие-то эмоции, которые мне даже трудно передать словами. Сложно выразить все, что было внутри, и в тот момент, и после игры. Я когда пришел домой и остыл, немного не понимал, как вообще все могло так произойти.

— Вы забили, заменились, сели на скамейку и разрыдались.
— Ну, не то чтобы разрыдался. Были слезы, которые я не смог сдержать. Потому что когда я забивал, мне аплодировали. Когда уходил на замену, тоже аплодировали. И я понимал, что все то, что я делал в жизни и своей профессии, было не зря. Как-то меня все это задело. Я просто не мог сам с собой ничего сделать — слезы шли и шли. И не слезы счастья, радости, боли или разочарования. Просто это то, что было внутри меня. Может, держался какой-то маленький монстр или демон, и в тот момент через эти слезы и вылез. Извиняться за это я тоже не хочу. Просто был такой крик души, который вот так вот вышел. В виде слез.

— Физической боли там не было? Вы же до этого травму получили.
— Да нет, все нормально, даже не чувствовал из-за эмоций. Даже если бы меня весь матч лупили по ногам, ничего бы не ощущал.

— Пережить что-то похожее во второй раз вам бы хотелось?
— Да. Я бы еще раз такой путь повторил только ради этих ощущений. Но уже в майке «Зенита». Это непередаваемо.

— Вы сейчас, если начнете заново этот момент проживать, как себя почувствуете?
— Не заплачу, нет. Это уже будет неестественно, не смогу из себя ничего вытащить. Этот маленький демон уже улетел, он где-то там, на Крестовском, пробрался через крышу.

— Вам туда скоро возвращаться.
— И ничего страшного. Я надеюсь, болельщики меня примут хорошо, никакого негатива не будет.

— Другой ракурс этой истории такой: и вы, и Дзюба забили по решающему голу в ворота «Зенита», и теперь, если все сложится, будете играть не в Лиге чемпионов, а в Лиге Европы. Понятно, что не только вы этому поспособствовали, но тем не менее.
— Ну, а как было нужно? Я выхожу на футбольное поле, «Зенит» — соперник. И что, я должен думать, сколько у них очков, забивать им или нет, и что будет, если мы победим? Да нет. Лучше посчитайте, почему «Зенит» не взял очки на выезде с «Динамо», почему не выиграл у «Анжи».

— Можно было не выходить на поле. Тем более, если вы делали это за свой счет.
— Не то чтобы за свой счет, но правды никто не узнает. Эту бумагу, соглашение, видели только те, кто её видел. И не все так просто. Так что можно этот вопрос задать куда-то в другое место, и если обстоятельства так сложатся, возможно, вам все и расскажут.

— То есть никакого финансового участия в том, чтобы сыграть против «Зенита», вы не приняли?
— Нет, почему же, принял. Но это не значит, что я пошел, снял наличные со счета и принес в офис клуба. Все было немного иначе. Деньги, которые я должен заработать по истечении определенного срока, ушли на этот матч.

— А если точнее, как мы теперь знаем, на оборудование для академии «Зенита».
— И это замечательно. Если действительно так — просто прекрасно.

***

— Расскажите про «Краснодар». Вы оказались там в момент смены Шалимова на Мусаева, и чем-то ситуация напоминает ту, что происходит сейчас в «Зените». Да, у Семака уже есть опыт работы с «Уфой», но все же оба они — два молодых тренера, а вы часто призывали молодым российским специалистам доверять.
— Конечно, а почему нет? Почему не доверять? Посмотрите на прекрасный пример мадридского «Реала».

— И отличный пример молодого российского специалиста Зидана.
— Нет, но какая разница? Тоже бывший футболист, с именем, но без большого тренерского опыта. Его тоже поставили после большого специалиста, да, но пожалуйста — возьмите и повторите сейчас его результаты. Ни один тренер в мире не сможет сделать того, что сделал он. Так почему наш тренер не может сделать то же самое? Необязательно приводить кого-то с большим именем. Можно доверять тому, у кого будет гореть сердце, будут гореть глаза, и он будет выполнять свою работу на 100 процентов. Любить её. Ты можешь прийти, работать, но не будешь отдаваться профессии полностью, и у тебя не получится.

— Расскажите все-таки про Мусаева. Это же было очень неожиданно. Тренер из академии, которого вообще мало кто знал, приходит в главную команду.
— Да, но Сергей Николаевич, владелец клуба, пришел и объявил, что главным тренером будет Мурад Мусаев, примите это решение. И все его действительно восприняли всерьез. С первого же дня по работе было видно, что это хороший и умный специалист, который действительно разбирается в футболе. И в следующем сезоне, я уверен, они будут представлять собой серьезную силу. 

— Своим сезоном «Краснодар» доволен?
— Я думаю, нет. Задача была побороться за место в Лиге чемпионов, и это было реально. Но мы упустили победу против «Анжи» на последней секунде и проиграли дома «Уфе». А эти пять очков могли вывести нас в Лигу чемпионов.

— Почему на ваш взгляд с ними так происходит из года в год? Вроде бы команда играет симпатично, все ждут от нее успехов, но все время чего-то не хватает.
— Значит, еще не время. Молодой клуб учится на своих ошибках, развивается, и я думаю, рано или поздно они добьются того, чего хотят. Они уже почувствовали вкус Лиги Европы, а аппетит приходит во время еды, и им уже хочется попробовать и Лигу чемпионов. Так что задачи они будут ставить именно такие.

— Чемпионство «Локомотива» вас удивило?
— Они прошли сезон очень ровно. У них был состав, который они наиграли, и перли весь сезон как настоящий локомотив под руководством замечательного тренера. Честно скажу, я за них порадовался. Не было такого, чтобы сидеть и думать — «да вот, как они выиграли вообще?». Нет, я считаю, они победили по делу. Ровно прошли всю дистанцию и в личных встречах с лидерами — ЦСКА, «Спартаком», «Зенитом», «Краснодаром» — выступали очень уверенно. Так что все по делу, более чем.

— Чемпионский матч вы смотрели?
— Да. У меня было небольшое повреждение, так что отпустили пораньше, и уже дома, в Питере, смотрел эту игру. Смотрел — и, честно скажу, не чувствовал, что играет моя команда. Меня же в ней не было. Мысленно или на бумаге я может и был с ними, но физически — нет. Так что был просто как болельщик наблюдал красивый футбол.

— С Дзюбой по ходу сезона вы общаться продолжали?
— Ну да. Мы с ним оказались вместе в одинаковой ситуации. Когда все были на сборах в Дубае или еще где-то в теплых странах, мы с «Зенитом»-2 на искусственном поле в -17 десять дней под руководством Константина Зырянова делали свою работу. Да, было много ситуаций и со мной, и с ним, которые мы обсуждали. Там были не только мы, но и Миша Кержаков, и Александр Анюков. Зато теперь есть, что вспомнить. Было время пообщаться. А дальше разъехались по командам. Я не скажу, что мы с Артемом такие супер-друзья, но у нас хорошие отношения, всегда можем позвонить или написать друг другу.

***

— Когда стало понятно, что Манчини уходит, вы сразу поняли, что возвращаетесь?
— Конечно, я думаю, если бы главный тренер оставался, то и смысла возвращаться бы не было. Биться в стену, тем более, уже после отказа... Скорее всего, я бы остался в «Краснодаре». Была сумма выкупа, которую они были готовы заплатить. Но в личной беседе с руководством клуба я сразу признавался, что если в «Зените» произойдут очередные перемены, то я вернусь домой. Потому «Зенит» и Петербург я считаю своим домом. Здесь появилась моя семья, растут мои дети. «Зенит» — мой родной и любимый клуб, и так просто уходить из него не хотелось. И слава богу, что новый шанс и возможность надеть эту майку появились. Я даже когда перед первым товарищеским матчем получил форму, посмотрел на нее и сказал: «Ну вот же! Вот же оно, моё!».

— Назначение Семака — это было приятное удивление?
— Конечно, приятно, ну а как? Все знают Богданыча. Он добрый и порядочный человек, хороший тренер, что он доказал в «Уфе». Команда, которая никогда не боролась за какие-то высокие места, а скорее наоборот, теперь будет играть в Лиге Европы, а не бороться за выживание. Он знает «Зенит», знает всех, знает город, и его любят болельщики. Я в Питере общался со многими людьми в каких-то обычных ситуациях — в торговых центрах, автосалонах, где-то еще. И многие говорили, что в следующем сезоне им нужен даже не столько результат, но команда, которая будет биться и отдаваться на поле, а результат вторичен. Конечно, мы будем биться, но постараемся достичь и результата тоже. Потому что нельзя быть спортсменом, игроком «Зенита», и не ставить самых высоких целей.

— На вас, Игоря, Артема теперь ложится большая ответственность, чем прежде.
— Кому дадут вожжи, тот и будет управлять. Все готовы, все взрослые люди. Конечно, рано или поздно надо брать ответственность на себя, не бояться её, говорить об этом. Но все будет зависеть от тренера и его взгляда на ситуацию. Он тоже только знакомится с командой, многими футболистами, у него есть свой план, видение того, что и как должно происходить. Потому что за результат отвечать ему.

— Аргентинцы не сникли?
— Вообще нет, и проблем в коллективе совершенно никаких. Все аргентинцы — очень порядочные парни. Веселые, добрые, отзывчивые. Я не могу ничего плохого ни о ком сказать. Они правда супер и как люди, и как игроки. Но и им надо понимать одно: здесь, в этом клубе, нужно всегда работать на максимуме. И им, и нам. А не так, что где-то можно не добежать или еще что-то. Сейчас на каждой тренировке все отлично. Но все должны понимать, что всем надо вкалывать, а играть будет сильнейший. Мы уже два года в простое, последний титул — матч за Суперкубок в Черкизово. Это как-то многовато.

— После путешествия в «Краснодар» как вы изменились как игрок? Вы же там выходили даже в опорной зоне. Что будет сейчас? Снова вернетесь на фланг?
— Это на самом деле сложный вопрос. Но мне в последнее время больше всего нравится играть в центре поля. Box-to-box, восьмой номер, десятый — как ни назовите, а для меня центр и есть центр. Там больше взаимодействия с мячом. Я раньше на этой позиции в основном и выходил, и Спаллетти меня часто на ней использовал, но со временем как-то так случилось, что переформатировался и стал крайним хавом. Ну, увидим, что решит тренер. Но вы посмотрите, сколько у нас сейчас людей в центре! 

— Но игрока оборонительного плана в вас все-таки видели не так часто.
— Да нет, я никогда не стеснялся черновой работы и всегда выполнял ее с удовольствием. Мне везде комфортно, а решать будет главный тренер. Нет такого, что приду и скажу, что вот, хочу играть тут или тут. Давайте сделаем команду, и каждый будет выполнять те функции, которые тренер определит.

— Как сейчас ваше здоровье?
— Да все нормально. В прошлом сезоне, я знаю, много писали, что я из-за травм то не перешел куда-то, то в заявку не попал. Но на самом деле каждый день тренировался. И сейчас все хорошо. Постараюсь подготовиться к сезону как можно лучше.

— В первой же игре в Австрии вы забили, и забили красиво. Приятно же?
— Не надо даже обращать на это внимания. Значение имеют только официальные матчи. Товарищеские — это просто средство для достижения цели. А цель — это чемпионат. Сейчас же главное набрать форму, может, где-то даже познакомиться с партнерами, потому что многих 4 месяца не видел и подзабыл.

— У многих успели вырасти усы надежды.
— Ха, да, будем болеть за них в 1/8 финала.

— Вы сами не планировали?
— Если бы что-то росло, может, и можно было бы, а так — мне даже жена говорит, что я полотенцем бреюсь.

***

— Расскажите о своей жизни вне футбола. Вам уже не 20 лет, у вас семья, дети.
— Да, я семейный человек, счастливый человек, у которого есть любимая профессия, двое замечательных сыновей, любимая жена, родители. Я правда счастлив. Сейчас стараюсь воспитывать детей, которые растут с каждым днем. Меня долго не было дома, так что когда приехал и увидел младшего, сначала хотелось сказать — «ты кто? Ты точно мой младший сын?». Все время стараюсь уделять семье. Мне в этом состоянии очень комфортно, чувствую себя защищенным.

— Вы уделяете внимание им, а супруга в это время занимается благотворительным фондом.
— Ну, я же ей ничего не запрещаю. Если ей нравится что-то делать, то я её только поддержу. Тем более, если это такое хорошее дело и уже не какая-то разовая акция, а длинная история. Все идет и работает, стараемся помогать людям. 

— При всей этой общественной жизни вы до сих пор один из самых закрытых игроков «Зенита». Вас нет в интернете, вы редко даете интервью.
— Тут каждый выбирает сам. Я нашел себя вот в этом состоянии, мне в нем комфортно. Пару раз раньше обжигался на этих вещах, попадался, так что зачем? Значит, буду учиться на своих ошибках. Где-то меня выставили некрасиво — ну зачем мне еще раз лезть туда же? Если кому-то нравится что-то вести, выкладывать фотографии — да пожалуйста. Никто не имеет права запрещать и осуждать. Стойте хоть на голове и снимайте это — без проблем.

— Ну, фейковых инстаграмов у вас достаточно. Не хотели разобраться?
— Да пусть ведут. Я просто могу еще раз повторить: меня ни в одной социальной сети нет. У меня есть только WhatsApp. Напишете там — я отвечу. Если кому-то нравится выкладывать мои фотографии — ну что я буду мешать? Там все равно нет ничего такого. Это все можно найти в интернете и так. Если кто-то получает удовольствие — да пожалуйста. Главное свою жизнь из-за этого не терять.

— Как вы развлекаетесь? 
— В последнее время подсел на сериалы. Правда, сейчас, когда был в отпуске, увлекся большим теннисом. Мы нанимали тренера, который нас учил. Сначала выглядел нелепо, но где-то на седьмой день начал прибавлять. Пока в Питере хорошая погода, думаю, пару раз в неделю буду ходить.

— Как так вышло?
— Да даже не знаю, просто понравилось. Я раньше мог разве что в кольцо мяч покидать, а про теннис смотрел и думал — ну как они не могут по мячику попасть? А когда сам встал на это же место и оказался как та обезьяна с гранатой, то захотелось, чтобы была хотя бы просто обезьяна. Надеюсь, в следующем году полетим отдыхать туда же, и если останется тот же инструктор, то сравним, как получится. Со мной кстати еще Паша Мамаев играл.

— И как он? Тоже начинающий?  
— Ну да, он мне и посоветовал, что нужно обратиться к тренеру. Я знаю, что Дзюба тоже неплохо играет.

— Он вообще универсальный спортсмен.
— Да, мы его зовем фартовым — во все играет и везде ему фартит. А так — могу поиграть в компьютер, но уже реже. «Контр-Страйк», «Баттлграунд». Но, допустим, на сборы компьютер уже не брал, тут просто смотрю сериалы. Последний, например, «Мир дикого запада». В общем, скучный я человек, семейный.

— Тогда заключительный вопрос. О чем можно мечтать в 27 лет, если все уже вроде бы неплохо?
— А кто сказал, что неплохо?

— Так вы сами сказали.
— Ну да, человек я счастливый, но всегда надо стремиться дальше. Я еще хочу себя реализовать как спортсмен. Я точно не достиг максимума ни индивидуально, ни в командном плане. Хочется еще раз выиграть чемпионат, сыграть в Лиге чемпионов, услышать этот гимн. Хочется забивать не 1 гол за сезон, а хотя бы 10 и отдавать сколько-то голевых. Так что поставлю такие планы.

— Но на домашнем чемпионате мира сыграть уже все-таки не получится. Обидно?
— Тяжелый вопрос. Конечно, хотелось там быть, что скрывать. Но не скажу, что я был очень сильно расстроен и подавлен. Я считаю, что все по делу. Жизнь все расставляет по местам. Все так сложилось, что под конец я даже получил травму. Вроде бы начали какие-то слухи, что вот, он еще может поехать, но футбольный бог и все, что происходило со мной в последний год... Если бы было суждено, я был бы там. А если нет — значит, так и нужно. Значит, я что-то делал неправильно.




Источник: http://fc-zenit.ru/
26.06.2018 20:10 | Категория: Интервью | Просмотров: 263 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]