Сергей Семак: «Перед командой всегда стоят самые высокие задачи»

Главный тренер сине-бело-голубых рассказал в интервью «Матч ТВ» о переговорах с клубом, тактических задачах и возвращении Дзюбы.

— Приоткройте завесу тайны: как вы стали главным тренером «Зенита»? С чего все началось?
— Думаю, с командировки в «Уфу». Понятно, что нужно было набраться опыта, ведь раз я выбрал для себя путь главного тренера, то он был очень нужен. С этой задачей туда и поехал. Ну а дальше — мое дело работать, а руководства — смотреть и оценивать эту работу. Я знал об интересе со стороны «Зенита», но разговора долгое время не было. А затем буквально за один день все изменилось — из человека из списка стал уже реальным кандидатом.

— С «Уфой» проблем не было?
— Вопросы между собой клубы решили достаточно быстро. Тем более все было четко прописано. По большому счету, работа главного тренера, и прежде всего российского, подразумевает, что нужно быть готовым к любым изменениям. Если твоя работа устраивает — ты в команде, нет — главный тренер ищет себе новое место работы. И это правильно.

— После отставки Манчини клуб взял паузу. Вы в этот момент контактировали с «Зенитом»?
— Был только один разговор — встреча с Алексеем Борисовичем Миллером, который хотел скорее пообщаться на общие темы, узнать мое видение. Один раз встретился с Сергеем Александровичем Фурсенко и Александром Валерьевичем Дюковым. А потом последовал звонок из Петербурга, и на принятие решение осталось несколько часов. Я собрался и прилетел.

— Взвешивали ли вы перед тем, как дать согласие, какие-то свои «за» и «против»? Или действовали по принципу: «Сначала ввязываемся в драку, а там разберемся, что к чему»?
— Про драку — это отчасти подходит. В любом случае понимал и понимаю — работы очень много. И уж если решил, выбрал свой путь, то бояться нечего. Нужно делать все, чтобы работать хорошо.

— Хотелось бы уточнить по поводу целей. Вы сами сказали, что главный тренер — опасная должность. Дамоклов меч завис с самого первого дня? Или можно спокойно работать?
— Работать спокойно в любом случае получится вряд ли. Перед командой всегда стоят самые высокие задачи. Но нужно понимание, к чему мы идем. Даже если результата нет, но ясно, как команда играет, куда двигается, и есть основания придерживаться этого курса — это одно. Если же руководство видит, что что-то идет не так, то держаться за тебя никто не будет.

— Когда только договаривались с клубом, были ли у вас какие-то условия, пожелания?
— У меня нет европейского имени, чтобы диктовать условия. Все, что мне предложили, я принял спокойно. И это абсолютно неважно.

— А вы что-то предлагали?
— Был один момент. Но это не ключевой вопрос, абсолютно непринципиальная вещь.

— Тем не менее с вашим появлением обновился тренерский штаб, появились новые лица — тот же тренер-реабилитолог Мария Бурова.
— Это естественный процесс. Формирование штаба — прерогатива главного тренера. Никаких пожеланий, что кто-то должен остаться, не было. Сейчас мы разбираемся и пытаемся понять, где все хорошо, а где нужно усиление. Смотрим, где персонала достаточно, а в какой части нужно что-то изменить. Для этого в том числе и нужен был первый сбор.

***

— Как будет происходить летняя трансферная кампания?
— Сядем с президентом клуба и будем решать. Первый сбор ушел на знакомство с командой. Нам нужно бороться за золото и добывать путевку в Лигу чемпионов. Клуб должен играть в главном еврокубке. Если говорить о чемпионате, то я не считаю, что «Зенит» сильнее других кандидатов на титул. Однако и не слабее точно. Как быстро получится разобраться с трансферами и другими вещами — пока вопрос. Здесь на ситуацию влияет много факторов.

— То есть уже после первого сбора вы разобрались, кого хотите видеть в команде дальше, а кого нет?
— Отчасти — да. В Австрии было довольно много игроков — 29 человек. На этих сборах продолжим разбираться. С кем-то нужно поговорить, кого-то посмотреть, проверить в игре с сильными соперниками, если в ком-то есть сомнения. Однако на вторые сборы уже полетело немного меньше ребят. Сейчас нужно думать и о спорных позициях, и о тех, где есть конкуренция. С другой стороны, мы все равно взяли часть молодежи из второй команды. А потом к нам вернутся еще 7 игроков из сборных. Это тоже большая группа. На заключительный, третий сбор поедет команда, приближенная к той, что будет готовиться к старту чемпионата.

— Кандидатов на выход вы уже определили?
— Приблизительно. Есть какие-то спорные позиции, есть о чем подумать, но понимание есть.

— Вы будете просить спортивный департамент продать их или снова отдать в аренду?
— Конечно, я обязательно выскажу свое мнение по каждому. И решение будет приниматься, учитывая и мое личное понимание, и интересы клуба, и интересы футболистов. Особенно если мы говорим о молодых, перспективных ребятах. Единственный правильный путь для них — играть и делать это как можно больше.

— Вы встретились на сборах со многими футболистами, вернувшимися из аренды. Какой процент из них заинтересован остаться в «Зените» и есть ли такие, кто мыслями уже не с вами?
— Я думаю, ни одного, кто не хотел бы остаться, не было. Почему, как главный тренер, взял всех на сбор? Во-первых, чтобы у ребят была возможность показать себя и набрать форму. Во-вторых, это внимание, напоминание, что, даже если кто-то затерялся в прошедшие месяцы, они игроки «Зенита» и мы за ними наблюдаем. Это шанс! И даже если ребята в итоге не понадобятся, то смогут найти себе новые команды. Любой игрок должен быть готов к подобному развитию событий. Это сложный процесс, но необходимый.

— Для вас сейчас все игроки равны?
— Не могу сказать, что равны абсолютно все. У кого-то позиции на старте выше, у кого-то ниже. Кто-то больше играл, кто-то меньше, у кого-то есть аспекты, связанные со здоровьем, что-то еще. Есть вещи, которые в совокупности складываются в картину, и главный тренер принимает решение. Однако у каждого есть возможность проявить себя и показать свой максимум. А мы решаем, хватает этого или нет.

— То есть покинуть команду могут и те, кто был в ней в прошлом сезоне?
— Конечно.

— Из-за большого количества игроков вы не стали нагружать их базовой фундаментальной работой на первом сборе?
— И не собираемся этого делать. Монотонных и нудных занятий, которые футболисты не любят, у нас нет. На мой взгляд, в них не так много смысла. Да, есть бег, есть тренажерный зал. Объем и интенсивность вполне достаточны для этого периода подготовки.

***

— Какой футбол в исполнении «Зенита» вам хотелось бы видеть?
— Я отталкиваюсь от тех игроков, которые есть в нашем распоряжении, а не от того, что хотел бы видеть. Нужно посмотреть, разобраться и сделать так, чтобы игроки использовали свои сильные качества. Правильно расположить их, наиграть какие-то связи. Пока изменений в составе никаких нет.

— Болельщики будут желать побед, красивой игры, своих воспитанников — всего сразу. Реально ли достичь этого в ближайшие полгода-год?
— Чудес не бывает. Это невозможно, кто бы ни пришел. Чтобы команда смотрелась одним образом, а потом сразу иначе — так не бывает. Изменения — это тяжелый труд, нужно время, чтобы команда обрела рисунок, почерк. Год порой уходит на то, чтобы доработать каких-то игроков, сделать точечные трансферы. Да, после прихода нового тренера бывает, что все сразу же меняется. Но обычно это более долгий период. И если мы говорим о схемах, тактике — это не вопрос дней и даже месяцев. В течение полугода картина, думаю, начнет складываться. Это нормальный срок. Как правило, второй год, который есть у тренера, определяющий. У большинства из них. Или ты уже показываешь результат, потому что время пришло, или нет.

— В «Уфе» вы отталкивались от того, что было. Здесь возможностей явно больше.
— Вопрос по поводу возможностей рано поднимать до предстоящей встречи с руководством. Будет разговор – будем понимать, в какую сторону нам двигаться. Пока ситуация не изменилась: работаем с теми, кто есть.

— А что с теми, кто может прийти?
— Я свои пожелания высказал. Вместе с руководством поймем, какие решения надо принимать, каковы наши возможности. Сборы — подходящий момент, чтобы определиться.

— Обычно у тренеров спрашивают, сколько схем они готовят на сезон?
— Естественно, понимаем, какие позиции у нас заполнены, где мы сильнее, а за счет чего можем усиливаться. Сейчас, например, мы просто не сможем играть в три центральных защитника, потому что на данный момент их банально для этого не хватит. С другой стороны, в опорной зоне игроков намного больше. Нюансов достаточно. Но, на мой взгляд, надо понимать, как играть и в три центральных (такое возможно), и с двумя опорными, и по схеме 4-3-3. Все расстановки должны быть ясны. Сказать же, что у нас есть подбор игроков под конкретную схему, нельзя. Будем варьировать и делать выводы. Но хорошо понимать команда должна минимум две схемы.

— В «Зенит» вы пришли с определенным багажом из «Уфы». Здесь будете базироваться на том, что накопили, или уже внедряете нечто новое?
— Уже внедряем. Ничего одинакового не бывает. Конспекты одного тренера никогда не подойдут другому полностью. Но почерпнуть из них всегда что-то можно. Так и мне — не все из «Уфы» может пригодиться в «Зените».

***

— «Официальным языком» команды теперь снова стал русский?
— Да.

— И как с этим справляются иностранцы?
— В начале сборов были какие-то вопросы, как разобраться, как преподносить им информацию. Сейчас этот момент решили — в тренерском штабе есть те, кто может объяснить, что требуется. Так что все всё понимают.

— Многие были рады вашему назначению, но многие же задавалась вопросом: хватит ли вам опыта и даже жесткости в отношениях с теми же аргентинцами. Как относитесь к таким разговорам?
— Нормально отношусь. Сомнения — это естественно. Такие разговоры ходят вокруг назначения абсолютно любого тренера. Вспомните, с Виллаш-Боашем было то же самое — обсуждали, справится ли он, конфликтный ли он и так далее. И сейчас происходит все то же самое. Кого ни пригласи, будут и сторонники, и противники. В этом нет ничего нового. Выбирая тренера и для сборной, и для клуба, все оценивают — подойдет или нет. Это нормально. Но все прекрасно понимают, что игра команды и результат — это та лакмусовая бумажка, которая определит, кто был прав.

— С 2003 года «Зенит» возглавляли иностранцы. Все уже привыкли, что в команде их называли «Мистер». Как называют вас?
— По-разному. И тренер, и мистер, и менеджер. Мне в этом смысле — все равно.

— А как называли в «Уфе»?
— Тренер. Сергей Богданович.

— Коллектив там был попроще?
— Ну, как проще? Я не могу сказать, было легче или сложнее. Люди везде разные со своими особенностями.

— Нет ли желания взять из «Уфы» в «Зенит» Ивана Облякова — он ведь петербургский воспитанник?
— Я очень рад за Ваню. Он очень сильно вырос, достаточно много играет, лидер своей сборной, прекрасный человек. И мне кажется, на данном этапе ему еще немного нужно поиграть на том же уровне, чтобы стать настоящим лидером в «Уфе». Это необходимо, чтобы оказаться потом в такой команде как «Зенит», чтобы подняться на ступень выше.

— Говорили ли вы с Артемом Дзюбой? Вернется ли он?
— Никаких вопросов нет, только если у него что-то изменится. Я жду его в команде. Мы общались, готовы работать во благо команды. Он должен делать максимум со своей стороны, я — со своей. Так что он возвращается.

— Вы, конечно, видите, как он играет на чемпионате мира. Что не всегда получалось прежде…
— Наша задача как раз и состоит в том, чтобы он как можно чаще играл на таком уровне. Он и сам это понимает. Конечно, сейчас в сборной эмоции влияют на всех. Играя на домашнем чемпионате мира при полных трибунах, в атмосфере праздника, ты сделаешь все, чтобы быть как можно лучше. И все стараются показать максимум.

— У вас есть объяснение, что произошло с Игорем Смольниковым в мачте с Уругваем?
— Сначала там необязательная первая карточка. А в случае со второй он не хотел фолить, но соперник оказался быстрее. Ничего смертельного не произошло. Все ошибаются, просто у защитников это заметнее. Игоря мы поддерживали и будем поддерживать. И то, что произошло, никоим образом не должно на него повлиять. Наоборот — это стимул выйти и сыграть за команду. Уверен, он готов вернуться и помочь нам решать те задачи, которые стоят перед клубом.

— Как ваша дружная семья восприняла новость о возвращении в Петербург?
— Несмотря на достаточно длительную командировку — а в Уфе всем понравилось — Петербург уже давно стал нашим домом. Дети вернулись в свои школы и сады с большим удовольствием. Они были рады.

— Ваш сын Семен ездил с вами на сборы еще когда вы играли. Как у него дела? Он рад больше всех?
— Он уже подросток, и может, не больше всех, но, конечно, рад. Как и все. В Петербурге у каждого остались друзья, знакомые, так что вернулись с удовольствием.

— Просмотр матчей чемпионата мира на сборах — это часть тренировочного процесса?
— Мы стараемся не загружать ребят теорией и по возможности подстраивать наше расписание так, чтобы можно было смотреть игры.

— Что отмечают?
— То же, что и все. Матчи, противостояния, игры тех сборных, к которым наши футболисты имеют непосредственное отношение. Аргентина, Россия, Португалия. По возможности обсуждаем их больше. На отсутствие интриги грех жаловаться.

— В матче с Нигерией аргентинцы чуть не сломали стадион в Петербурге от эмоций. Как ваши?
— Примерно так же, просто их в Австрии чуть меньше, чем там было. Но слышно оказалось всему отелю. Несмотря на толстые стены!



Источник: http://fc-zenit.ru/
04.07.2018 17:39 | Категория: Интервью | Просмотров: 127 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]