Жулиано: «Выучить русский язык мне больше всего помогло караоке»

Бразильский полузащитник — о детстве в Южной Америке, сильных личных качествах и «Газпром» — тренировочных сборах.

— Жулиано, давайте перенесемся в ваше детство. Пишут, что у вас восемь братьев и сестер.
— Побольше даже. Сложная история — у моей мамы был молодой человек еще до моего отца, и у нее есть от него дети. Потом она сошлась с моим отцом, и у них тоже появились дети. Затем они развелись, у отца появилась другая семья, и у них тоже есть дети. Итого — тринадцать. Я у мамы третий.

— Пишут, опять же, что в детстве вам приходилось голодать.
— Я люблю рассказывать историю своей жизни, и мне совершенно не стыдно. У всех людей есть воспоминания, которые откладываются в голове надолго, и вот я как-то пришел к маме и попросил еды. Мама сказала, что у нас ничего нет, попросила выпить воды и идти спать. Я еще больше горжусь сейчас этим, потому что сумел выйти на высокий уровень и теперь помогаю своей семье. 

— Вы жили в фавелах?
— Нет, это был очень простой район, у нас был обычный дом, но не в фавелах.

— О чем вы мечтали?
— Я всегда хотел стать футболистом. Думал о том, что став им, смогу зарабатывать деньги, чтобы помогать своей семье. 

— Босиком играли?
— Много раз — играл в футбол или просто гулял. Иногда даже думаю — тогда, когда я был босиком, у меня ничего не болело, а сейчас покупаешь удобные кроссовки, качественные бутсы и все равно чувствуешь дискомфорт.

— Вы семью перевезли уже в Петербург?
— Нет, двое детей и жена сейчас в Бразилии. 

— Правда, что отец пытался зарабатывать путем азартных игр?
— Мой папа часто проводил время в баре. Он умеет играть абсолютно во все, и это был один из способов купить еду. Если он выигрывал — мы ели. Он столько времени проводил в баре, что отлично знал, как это устроено внутри. Я ему приобрел небольшое заведение, он полностью изменил свой стиль жизни и управляет им сам.

— Что вы подарили маме со своего первого контракта?
— Дом. Тот, где мы жили, был очень простым, и я решил купить хороший.

— Если не секрет, кем стали ваши братья и сестры?
— Нескольким братьям я оплатил обучение в университете. Они все занимаются разными вещами, но каждый старается проявить себя.

— Как удалось не потерять голову от денег?
— Я вышел из такого места, где умеют следить за деньгами. Никогда не терял от них голову. Всегда стараюсь следить за своими расходами.

— В 20 лет вы выиграли Кубок Либертадорес, забив два мяча в финале. Как это было?
— У меня прекрасные воспоминания о той игре. Я забивал часто, но ни разу не выходил в стартовом составе. Один из голов, который я забил в финале, получился очень красивым.

— То есть вы были джокером?
— Это может быть связано с тренерской стратегией на тот матч, плюс были более опытные футболисты, которые могли играть на моей позиции, либо это какие-то приметы. Мне кажется, люди ошибаются, когда говорят, что игроки стартового состава решают исход матча. Это не совсем так — есть три футболиста, которые появляются на замену и могут что-то изменить. Они выходят, чтобы улучшить взаимодействия, которые не получались, или привносят свежесть в игру и усиливают таким образом команду. 

— Как распорядились призовыми за титул лучшего игрока финала?
— Половину я отдал в учреждение Порту-Алегри, которое занималось помощью людям с церебральным параличом. Решил, так будет правильно.

— Правда, что ваш лучший друг — это Леандро Дамиао?
— Да, у меня есть и другие футболисты, которых я могу назвать друзьями, но с ним мы играли еще в «Интернасьонале» и до сих пор поддерживаем отношения. Могу назвать другом Тайсона — ему я помогал обустроиться. Был период, когда он не попадал в состав «Шахтера», и я старался его поддерживать. Мы много времени проводили вместе, и он мне как брат.

— Европейские и латиноамериканские тренеры сильно отличаются?
— Большая разница, да. Латиноамериканские специалисты более эмоциональны, могут на тренировках играть в футбол вместе с командой, любят зарядить мотивацией. Европейские — более сдержанны и рациональны.

— Луческу вас не заряжает на тренировках?
— Все-таки он больше относится к европейскому типу.

— У вас хорошие шансы поехать на чемпионат мира в России вместе со сборной Бразилии?
— Да, у сборной — хорошие. Что касается меня, то все зависит от той формы, в которой я буду находиться.

***

— Вы проходите первую предсезонную подготовку с Луческу. Как ощущения? 
— Сложная подготовка, но она необходима для команды, поскольку у нас был длительный отпуск. За время сборов мы должны заложить фундамент на оставшуюся часть сезона. Непросто, приходится терпеть, но это пойдет нам на пользу.

— Главный вопрос, который мы задаем всем, — как выдержать эти 12 товарищеских матчей за 25 дней?
— Да, думаю, это действительно непросто. Впервые у меня такая интенсивная подготовка, столько матчей. Но у нашего тренера большой опыт. Мы стараемся выполнять его требования и полностью ему доверяем.

— Каждый раз Луческу пытается в хорошем смысле вывести вас из зоны комфорта: в Дубае вы играли каждый день, в Испании провели первый матч через несколько часов после приземления, между первым и вторым сборами вы два дня тренировались в Петербурге. Это помогает вам всегда держать себя в максимальной готовности?
— Вы видели сами, что во всех матчах играли разные футболисты. У нас сейчас довольно большой состав, и Луческу регулярно его менял в этих матчах — на поле выходили и те, кто уже давно в «Зените», и новички. Эти игры помогали не только для развития в тактическом и физическом плане, но и в знакомстве друг с другом.

— Как ощущения от такой большой паузы в середине сезона?
— В Бразилии есть только один перерыв на сборы и отпуск, а здесь у нас их два. Действительно, когда мы возвращаемся после каникул, то должны проходить длительную подготовку. В «Днепре» было то же самое, поэтому для меня это не впервые.

— Когда мы говорили с Карло Николини, вашим физиотерапевтом, то он сказал, что Эрнани выйдет на пик своей формы к началу следующего сезона. Попробуйте сравнить с собой и предположить, сколько времени ему потребуется на адаптацию.
— Моя адаптация прошла достаточно быстро — я приехал, сыграл в двух матчах по тайму, затем вышел в старте и сыграл 90 минут. Мне было легко привыкнуть к новым условиям благодаря опыту игры в европейском чемпионате. Что касается Эрнани, то ему потребуется больше времени — во-первых, потому, что я был старше в тот момент. Он молодой футболист с хорошими качествами, но ему нужно привыкнуть к манере игры команды. Мы, в свою очередь, делаем все возможное, чтобы Эрнани подготовился и начал играть в полную силу.

— С возвращением Данни обострилась конкуренция в составе?
— Он важный и значимый игрок для «Зенита». Любая конкуренция помогает повысить уровень не только конкретных игроков, но и всей команды. Поэтому здорово, что Данни вернулся, и наш уровень от этого может только вырасти. 

— Совсем скоро нас ждет «Андерлехт». Что думаете об этом сопернике?
— Это сильная команда. Мы начинаем за ней следить, изучаем их игру. Нас ждут сложные и важные матчи. Мы постараемся победить или добиться позитивного результата в Бельгии, а потом уже добиться нужного исхода в Петербурге.

***

— Ваша самая яркая черта, как многим кажется, — это умение быстро отдать передачу в атаке, то есть вы не передерживаете мяч. Мы привыкли, что бразильцы действуют немного иначе и владеют мячом до последнего. Это часть вашего стиля или установка тренера?
— Да, это одно из моих лучших качеств — я всегда стараюсь ускорять процесс атаки и игры. Хочу развивать в себе это умение, и, возможно, поэтому я ценюсь как футболист.

— Еще один вопрос о личных качествах — известно, что мышечную массу вы набрали в «Днепре». Раскроете секрет?
— Первый год в «Днепре» дался очень тяжело, потому что я был худым, а на Украине футбол очень контактный и жесткий, поэтому пришлось заниматься в тренажерном зале, выполнять разные упражнения. Со мной работал испанский физиотерапевт, с которым я подружился, и за полтора года удалось набрать мышечную массу.

— Мы читали, что вы выучили английский, посмотрев сериал «Доктор Хаус». Это правда?
— Я начал ходить на языковые курсы еще в Бразилии. Правда, недолго — всего два месяца, потому что потом переехал на Украину. Мне всегда нравился английский, но возможности ходить на занятия не было. Поэтому я стал смотреть фильмы, сериалы и старался проводить отпуск в США, чтобы практиковаться в языке. А так да — когда смотришь сериалы, то получаешь удовольствие и заодно учишь язык.

— На русском смотрите что-нибудь?
— Не так много чего. Вы, наверное, удивитесь, но больше всего мне помогло караоке: на Украине мы часто ходили туда с ребятами, и многие слова я выучил из песен, которые мы пели.

— Вы можете отличить на слух русский и украинский?
— Однажды я пошел в кино, сел, начал смотреть и поймал себя на мысли, что ничего не понимаю. Потом оказалось, что фильм был на украинском языке. Так что на слух отличить могу, но по-украински не понимаю.

— Эрнани сказал нам, что умеет готовить чураско. А вы можете?
— Хах, я не верю ему. Если бы он сказал, что его отец умеет, я бы поверил. А вообще Эрнани уже попробовал приготовленный мной чураско в Петербурге.

— Внешне вы очень похожи на россиянина. Вас на улице не путают?
— Хах, я посимпатичнее русских (смеется). Одно могу сказать точно — людям очень нравится мой акцент.



Источник: http://fc-zenit.ru/
14.02.2017 14:12 | Категория: Интервью | Просмотров: 168 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]