Что надо знать Смолову об Испании, как Кокорин вел себя в«Зените-2»,в какой форме Аршавин.«МАТЧ ТВ»поговорил об этом с Владиславом Радимовым

«Зенит-2», как и главная команда сине-бело-голубых, проводит в эти дни сбор в Турции. Корреспондент «Матч ТВ» пообщался с его с главным тренером.

Из этого интервью вы узнаете:


  • что в Испании российским игрокам запрещали говорить по-русски;
  • как завоевать авторитет у молодых подопечных;
  • как воспитанники могут довести тренера до слез.


«ИСПАНЦЫ БЫСТРО МЕНЯЮТ МИЛОСТЬ НА ГНЕВ»

Этой зимой российский чемпионат на испанский сменил Федор Смолов. В 1996 году по тому же маршруту проследовал Владислав Радимов, перешедший из ЦСКА в «Сарагосу».

— Чем в первую очередь стоит заняться Смолову в Испании помимо футбола?

— Нужно как можно быстрее начать учить язык. Испанцы не очень-то пользуются английским, а общаться надо. И в команде, и в жизни. Это одна из основных вещей, которая должна ему помочь. А так испанцы открытые люди, чувство юмора у них похоже на наше. Кстати, мне язык довольно легко в свое время дался. Через 3-4 месяца уже первое интервью давал. И относится после этого стали совсем по-другому: раз говоришь на испанском, значит, уважаешь нас и нашу страну.

— Язык сами учили?

— В Сарагосе жила женщина, которая выпустила книгу «Как обучить иностранца испанскому языку». Вот пять дней в неделю по 3-4 часа мы с ней и сидели. Причем с первой минуты в Испании мне запретили говорить по-русски.

— Если не знаешь испанского, меньше шансов заиграть в основе?

— Если играешь очень хорошо, никаких проблем у тебя не возникнет, если плохо — знание языка тоже не спасет. Хотя когда владеешь испанским, конечно, проще ухватить какие-то тонкости от тренера. Но вообще язык футбола, как известно, универсален.

— Вы по-прежнему пристально следите за Ла Лигой. Какой совет можно дать Смолову в футбольном плане?

— Федор такой мастер, что мои советы ему вряд ли пригодятся. Но могу оценить игру «Сельты». Ее стиль, мне кажется, подходит Смолову. Он должен быть на острие. Другое дело, надо реализовывать моменты, которые у него будут. «Реалу» забил — это хорошо. Но если в двух-трех следующих играх этого не сделать, милость может смениться на гнев. Испанцы — они такие. Если команда не покинет зону вылета, все стрелы могут полететь именно в Смолова. Дай бог, чтобы этого не произошло. У Федора есть чувство гола. 2-3 мяча, забитых в ближайших матчах, придадут ему уверенности. И адаптироваться будет легче.

— Гол «Реалу» на «Бернабеу» добавил ему вистов в Испании?

— Конечно! В том числе в глазах партнеров и тренеров.

— Если что-то пойдет не так, испанская пресса начнет нещадно критиковать Смолова?

— Мне кажется, российская пресса более жесткая по отношению к футболистам, нежели испанская. Понятно, что у них тоже всякое бывает. Но у нас иногда начинают просто переходить на личности. В Испании такого нет. Есть грань, которую не переходят.

— К чему вам было сложно привыкнуть в Испании?

— К жаре. Тем более свой первый матч играл в Севилье, самом горячем месте Европы. К еде тоже не сразу адаптировался. В первый раз в жизни попробовал паэлью именно в Испании. Но это в 90-е россияне для туристических поездок редко выбирали Испанию. Смолов же там наверняка уже бывал.

— Из-за испанской кухни у вас была опасность набрать лишний вес?

— Мне это никогда не грозило, пока не закончил карьеру (улыбается).

«ИЗВИНИТЬСЯ ПЕРЕД МОЛОДЫМ — ЭТО НОРМАЛЬНО»

— В свое время вы заявляли, что с тренерской карьерой заканчиваете, но затем вернулись в «Зенит-2».

— Тогда я сказал это в сердцах, у всех людей бывают эмоции. Прошло какое-то время, мы поговорили с руководством клуба, расставили все точки над i. Мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь. Получается или нет, не мне судить — это виднее со стороны. Могу лишь сказать, что работать с молодежью не самая простая вещь.

— В чем главная сложность?

— Это не профессиональная команда, когда четко знаешь: у тебя 22 футболиста, понятно, как строить тренировочный процесс по ходу всего сезона. А здесь через полгода 6-7 человек ушли, а на их место пришли новые молодые. Плюс у ребят не самый простой возраст в ментальном плане. Если кому-то кажется, что у тренеров молодежных команд простая работа, это не так. У меня дочка, когда была в их возрасте, спрашивала: «Пап, тебе тяжело работать с ребятами?» Говорю: так же как с тобой иногда общаться. «А, тогда все понятно», — отвечает.

— Жизненный опыт футболистам тоже надо передавать?

— Да! И психологом быть. Сын у меня занимался футболом. Говорю ему как-то: по мячу надо бить так. Он: «Нет! Мне Вячеслав Степанович сказал — вот так!» И точка. Тут я понял: на каком бы уровне ни играл в футбол отец, для сына самый главный авторитет его тренер. По идее, так и должно быть. Я очень много общаюсь с родителями игроков, всегда для них открыт.

— Как авторитет у игроков завоевываете?

— Нужно просто как можно больше общаться. Я завел аккаунты во всех соцсетях — надо же знать, чем они дышат, чтобы разговаривать интереснее было (улыбается). Больше того, каждое утро, как только просыпаюсь, читаю не только спортивные, но и все главные популярные новости. Они приходят на тренировку: «Вы знаете…» А я уже все прочитал, уже в теме — могу обсуждать.

— Извиниться перед игроком можете?

— Да. Обязательно надо признавать, если был не прав, — это нормально. Однажды такого наговорил про игрока на пресс-конференции! Через день на тренировке пришел и сказал: я виноват. И в прессе перед Томасом Рукасом потом тоже извинился. Или, условно, выбрал схему 5-3-2 вместо 4-4-2, и мы проиграли. Могу на следующий день сказать: «Ребята, думаю, что я ошибся». Потому что нет людей, которые не ошибаются. Хочу, чтобы в подобных ситуациях и они в будущем извинялись.

«АРШАВИН И СЕЙЧАС ОБХОДИТ ШЕСТЕРЫХ И ЗАБИВАЕТ»

— Вы были капитаном «Зенита», выиграли с ним чемпионат России, Кубок и Суперкубок УЕФА, много лет выступали за сборную. Это помогает укреплению тренерского авторитета?

— Боюсь, что нынешние ребята игр с моим участием уже не видели. Хотя, конечно, знают, что где-то играл. Вот сейчас на сбор в Турцию Андрей Аршавин к нам по работе в академии приехал. Конечно, им известно, кто он! Но ребятам 2004 года рождения в 2008-м, когда мы брали Кубок УЕФА, а Аршавин играл на Евро, по 3-4 года было. Правда, Андрей и сегодня в порядке. Вышел на поле, обыграл 6 человек и забил. Сразу всем понятно, каким мастерством человек владеет.

— А вы лично что-то показываете?

— Убежать с мячом уже не могу. Но какие-то вещи, что в любом возрасте не потеряешь, — да. Как голеностоп поставить, куда развернуть, как принять. Объяснять ту или иную конкретную ситуацию на поле — это непросто, но очень интересно. Кстати, такой работы тут больше, чем в команде мастеров. Там уже готовые футболисты, с ними тактика важнее. Не будут же в «Сельте» тому же Смолову показывать, как ставить ногу. Здесь же многим надо технику ставить. Чуть ли не по каждому видео нарезать и на теории потом разбирать ошибки.

— Не поздновато в 17-20 лет ставить технику?

— Мне кажется, это никогда не поздно. Наверно, глупо отрицать, что Радимов или Аршавин хорошо работали с мячом? И если я поделюсь своим опытом, лишним это точно не будет.

— Вы можете за что-то выгнать игрока из команды или это еще слишком нежный для таких вещей возраст?

— Такого быть не может. Но есть грань, которую ребятам переходить нельзя. Если это произойдет, приму меры. Но не потому, что лично мне обидно. Что бы ни случилось в команде — это не самые большие хлопоты, если сравнивать с личной жизнью, где надо заплатить алименты, встретиться с ребенком, помочь маме, купить продукты домой и так далее. Но в футбольном плане наказание будет, потому что им дальше играть. Если игрок, условно, пошлет главного тренера, скажу — сейчас свободен, потом поговорим. При этом он, конечно, должен будет принести извинения.

— А если подопечный пытается обвести вас вокруг пальца?

— В футбольном плане меня трудно обмануть — сам все это прошел. Но я вхожу в положение. Прекрасно понимаю: в таком возрасте парень может и нагрубить, и сквозь зубы с тобой разговаривать. Закрываешь на это глаза, потому что сам был молодым футболистом. И точно так же ненавидел тренера под большими нагрузками. Поэтому на собрании иногда говорю: «Я все понимаю. Но если ты ропщешь на тренера — делай это так, чтобы он не видел».

— Маленьким футбольным хитростям тоже учите?

— Конечно! Потому что тренеры могут быть разными. Ладно, это я могу понять и простить в «Зените-2». А придут они в команду мастеров? Там за такое тренер действительно возьмет и выгонит. Так что подсказываю даже, как надо общаться с судьей на поле. Играть и разговаривать с ним — не самая простая история. Дыхание сбивается. Сначала научитесь играть в футбол, а затем и остальное придет.

— Система наказаний у вас существует?

— В команде есть система штрафов. Если опоздал на установку, не попадешь и на игру. Слава богу, у нас такого нет. Но по нашим правилам в день игры даже форс-мажоры не прощаются. Как-то на сборе сказал ребятам перед товарищеской встречей: если выиграете, прощаем штраф за двух опоздавших на тренировку. Они должны быть один за всех, все за одного.

— Не слишком ли нежная нынешняя молодежь?

— Есть такая проблема. Но, скажем, у нас на тренировке запрещается лежать на газоне, намекая на то, чтобы к тебе доктор побежал. Конечно, они должны становиться мужиками. Еще требую тренироваться без щитков, чтобы специально никто никого не ударил по ноге. Хочется, чтобы ребята уважали друг друга.

— Футболист в 20-21 год у нас теперь все еще считается молодым и перспективным, тогда как вы, Аршавин, Кержаков играли в основных составах уже в 18. В чем тут дело?

— Надо раньше переводить ребят из академий в молодежные составы и потом автоматически раньше окунать во взрослый футбол. Я в 16 лет уехал в ЦСКА. И затем два года играл в дубле по Подмосковью: Коломна, Мытищи, Химки и так далее — везде против мужиков. Зато в 18 меня поставили в стартовый состав основы. В том же сезоне из 30 матчей чемпионата сыграл в 28-ми. Плюс Кубок и сборные. Меня никто не спрашивал, сколько мне лет. Но за плечами была двухлетняя школа. И она очень помогла. Причем жили мы неизвестно где и питались неизвестно чем. Большой праздник был, если тебя позовут на базу первой команды. В общем, чем раньше мы будем выдергивать ребят из комфортной зоны академий (а она действительно комфортная), тем лучше.

— Свежие примеры есть?

— Шамкин, который сейчас работает с основой «Зенита» на сборах. Год назад, когда ему было 16, он попал к нам в «Зенит-2». Не успевал нигде, ему было тяжело. Отыграл 5-6 матчей в ФНЛ, этот сезон начал с нами же в ПФЛ. Это уже мужские истории. На днях здесь в Турции ездил на игру «Зенит» — «Алания». И там Шамкин уже выглядел мужиком! Хотя ему еще только 17.

— Если игрок «Зенита-2» едет на сборы с основой, то действительно возвращается оттуда сильнее, или за месяц резко прибавить по определению невозможно?

— Понятно, что это небольшой срок. Но есть серьезный плюс в том, что, возвращаясь из основы, очень многие вещи, которые говорю я, они воспринимают по-другому. Гораздо правильнее. И уже знают, к чему стремится. Еще с Диком Адвокатом одному принципу научился. У него была такая история: тренировочный процесс должен быть очень высокого уровня. Поэтому все 22 игрока «Зенита» были очень сильными. В итоге он мог даже не давать задание на тренировке играть в одно касание — мы и так это делали. А молодежь, что к нам попадала, вынуждена была подстраиваться. Самый яркий пример — Ионов. Вот и сейчас кто ездит на сборы с основой, успевают повысить свой уровень. Хотя бы потому, что там все в разы быстрее и работать надо на максимуме возможностей. Когда Сергей Семак берет наших на сборы, для меня это огромная радость.

«В КАКОЙ ЛИГЕ ИГРАТЬ «ДВОЙКАМИ», ЗАВИСИТ ОТ ВОЗРАСТА»

— У вас есть собственное понимание, в какой лиге лучше играть таким командам, как «Зенит-2», «Краснодар-2» и им подобным?

— Многие, кто смотрит на это поверхностно, критикуют сам факт существования «двоек». Но давайте к фактам. Появились они 5-6 лет назад. Три футболиста из «Зенита» попадали в сборную России: Могилевец, который играл на ЧМ, Чернов и Чистяков. Идем дальше: Кутепов из «Спартака-2» тоже играл на ЧМ. Мало это или много?

— Не мало.

— Так же, как и игроков, которые, пройдя школу «Зенита-2», выступают в премьер-лиге. Только в «Ростове» четыре человека. А еще есть «Крылья», другие команды. Но, скажем, Мусаеву сейчас очень тяжело выиграть конкуренцию именно в «Зените» у Барриоса и Оздоева, игроков сборных Колумбии и России. Что касается того, где играть «Зениту-2» и остальным… Если клуб сохраняет в таких командах ребят постарше, то, конечно, лучше в ФНЛ. В нашем случае, если бы не ушли Мостовой (в «Сочи» он лучший бомбардир) и другие ребята, мы бы остались в первом дивизионе. А если у тебя 17-летний Шамкин, 18-летний Прохин, 16-летний вратарь Одоевский и так далее, то с этим возрастом полезнее выступать в ПФЛ. Им там проще начинать. Уровень сопротивления чуть пониже. Но прошел эту ступеньку — и двинулся дальше. Вот и вся логика.

— Тогда, может быть, логично разрешать заявлять такие команды в ПФЛ или ФНЛ в зависимости от ситуации? Все равно в ФНЛ они играют, по сути, вне зачета.

— Мне кажется, РФС очень правильно делает, создавая лиги U-16, U-17. Понимаю, что решение затратное, но оно очень крутое. Надо только выстроить их так, чтобы хватало игроков и они не мигрировали между командами. Чтобы система выстроилась, нужно 2-3 года, и тогда все будет четко и правильно. А пока никакой трагедии в том, что играем в ПФЛ, не вижу. У нас совсем молодые ребята.

— Не раз читал, как ваши повзрослевшие воспитанники говорят вам спасибо. А лично они это делают?

— Самое приятное, когда пацаны начинают звонить в день рождения. Для меня каждый, кто играл у нас, — частичка сердца. Сейчас вот Капленко на просмотре в «Оренбурге», Иванов — в «Крыльях»… Когда поздравления заканчиваются, понимаешь, сколько их было, — и прямо до слез. Это очень радостная история. В этот момент осознаешь, наверно, ради чего стоит жить. Хотя когда мы работали, кто-то, возможно, на меня и обижался.

«КОКОРИН ВЕЛ СЕБЯ, КАК В КИНО «ОПЕРАЦИЯ «Ы»

— Как воспринимаете ситуации, когда к вам по каким-либо причинам отправляют игроков основы, как в свое время Заболотного, недавно Кокорина?

— Ни разу ни с одним таким футболистом проблем не было. А Кокорин у меня как герой в фильме «Операция Ы» себя вел. «Песчаный карьер». — «Я!» Ребята приходят, понимая, что к чему. И они-то как раз точно знают, что тренерский состав тоже когда-то играл в футбол (улыбается). Кокорин, может быть, даже это видел.

— А как насчет субординации и дистанции?

— Кокорин называл меня по имени и отчеству. У нас так принято. Но, опять же, когда к нам спускается из основы условный Кокорин, мне работать легче. Он прошел большую школу, умеет играть в футбол.

— Ваши ребята на него снизу вверх смотрели?

— Естественно. И это не вредит. Потому что Аршавин и Кокорин не из той когорты людей, кто будет задирать нос.



Источник: https://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI1157657_Chto_nado_znat_Smolovu_ob_Ispanii_kak_Kokorin_vel_seba_v_Zenite_2_v_kakoj_forme_Arshavin_Match_TV_po
20.02.2020 18:46 | Категория: Интервью | Просмотров: 516 | Добавил: sp1rt
Нравится    
 



Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]