Александр Ерохин: В России играют не только из-за больших денег

На интервью мы принесли календарь ФК «Шериф» (Тирасполь) за 2009 год. На одной из страниц портрет Александра Ерохина. «Ничего себе раритет», — удивился полузащитник, увидев себя в юности. Тогда 19-летним парнем он выступал под руководством Леонида Кучука и наверняка мечтал о большом российском клубе и сборной России. Цель была достигнута спустя много лет. Сейчас Ерохин — в пуле основных игроков команды Роберто Манчини, а Станислав Черчесов стабильно вызывает его в сборную. Мы говорили о «Зените», «Ростове», «Урале», «Краснодаре» и даже «Шерифе» — перебрали практически все его клубы. И сделали главный вывод — вся карьера Ерохина путь наверх. И, возможно, «Зенит» — не конечная точка.
 

О рейтинге ФИФА в сборной не говорили

— 13 октября вам исполнилось 28 лет. Как отпраздновали?
— Не могу сказать, что как-то грандиозно, поужинали дома с семьей. На носу была игра с «Арсеналом», поэтому все прошло спокойно. В команде поздравили, пожелали всего наилучшего в жизни и карьере. Был ли туннель? Да, через него пробежал (улыбается).
 
— В воскресенье «Зенит» потерпел первое поражение в РФПЛ. Что не получилось в игре с «Арсеналом»?
— О причинах поражения мне говорить не очень правильно. Это должно оставаться внутри команды. Главное, чтобы мы вынесли из этого урок, больше не допустили этого и продолжили бороться за чемпионство. А тренеры нам в этом помогут, сделают определенные корректировки.
 
— По мнению экспертов, одна из основных причин — игра многих футболистов основного состава за сборные и их двухнедельное отсутствие. Ведь от этого страдает даже «Барселона». 
— Раз вы говорите, что и в «Барселоне» такое присутствует, значит, проблема, возможно, есть. Такая ситуация может возникнуть в любой команде, где большое количество «сборников». Не думаю, что это закономерность, но иногда такое случается — после сборной бывает тяжеловато влиться в клубные процессы, особенно если до игры один-два дня.
 
— Лично вы в нормальном состоянии вернулись из сборной России?
— У нас были две непростые игры, определенная усталость может присутствовать. Все-таки играем в плотном графике — чемпионат, еврокубки, матчи сборных. А так — чувствовал себя нормально. 
 
— Кстати о сборной. Вы наверняка читаете новости о том, что сборная опускается в рейтинге ФИФА все ниже. Внутри национальной команды это обсуждаете?

— Именно тему рейтинга на последнем сборе не поднимали. Говорили только о том, что необходимо выходить и побеждать в каждом матче. Конечно, тот же рейтинг зависит только от наших результатов, как и в целом отношение к нам болельщиком, атмосфера вокруг сборной. Цель только одна — побеждать и вернуть доверие болельщиков.

— Но вы ведь слышали о турнире Лига Наций, который начнется после чемпионата мира. Группы там будут формироваться по рейтингу ФИФА, и сейчас Россия рискует попасть к далеко не самым именитым соперникам.
— Я понимаю, но в сборной об этом не говорили. Все внимание было приковано к изучению ближайших соперников, тренерам было необходимо подвести всех игроков к одинаковому состоянию, подготовить к матчам. Поэтому сейчас не до бесед на эту тему. Но это здорово, что будет такой турнир. Появится соревновательный момент, в период, когда нет официальных матчей. Это хорошо.
 
— Два ближайших соперника сборной России — Аргентина и Испания. К этим матчам подход будет, наверняка, особенный.
— Играя за сборную, сложно себе позволить недонастроиться на матч или выйти расслабленным на поле, собственно, как и за клуб. Настрой будет максимальным. Единственное, соперники очень высокого уровня. Но тренерский штаб нам расскажет о них все, надеюсь, выступим удачно. Я смотрел матч Испании с Италией, команда из года в год выступает здорово, держит планку. Атакует и обороняется на высочайшем уровне. Будем готовиться.
 
— Очередь за футболкой Лионеля Месси уже формируется?
— Часто спрашивают о футболках (улыбается). Но это ведь не самое главное.
 

С «Зенитом» договорились еще до Кубка Конфедераций

— Как вам Петербург?
— Мне здесь нравится, но пока посмотреть достопримечательности не успел. Я здесь был, только тогда, когда приезжал с клубами. Сейчас приехали, супруга была беременна, все просмотры заключались в прогулках по парку. Сейчас гуляем с ребенком, пока не до масштабных экскурсий. 
 
— Когда вы впервые услышали об интересе «Зенита»?
— Я не помню конкретный матч, но это было в конце сезона. Состоялся стандартный диалог с агентом, который позвонил и сказал, что есть интерес. Потом связались с руководством и начались переговоры.
 
— Это было еще до матчей Кубка Конфедераций?
— Да, постарались сделать так, чтобы ничего не мешало подготовке к турниру. Хорошо, что все так получилось.
 
— Получается на турнир вы ехали, уже зная, что будете игроком «Зенита»?

— Определенной договоренности с «Зенитом» к тому моменту достигли, но контракт был заключен после турнира.

— О вашем переходе с Полозом объявили одновременно. Держали с ним связь?
— Я знал, что он ведет переговоры, но это не значит, что контракт мы подписывали тоже одновременно. Все это происходило по отдельности.
 
— Каждый ваш переход — шаг вперед. «Зенит» — это предел по российским меркам.
— Любое решение нужно продумывать. Конечно, «Зенит» — это большой клуб, каждый футболист мечтает попасть в такой. Но когда поступает предложение нужно взвешивать все за и против. Ведь это влияет на твою судьбу, карьеру. Несколько дней обдумывал предложение, и в конечном итоге принял решение перейти сюда. Нисколько об этом не жалею, имею огромную мотивацию постараться выиграть с командой титулы и прогрессировать.
 
— Были ли какие-то факторы «против»?
— Это момент переговоров с клубом. Не всегда все идет гладко. Нужно что-то обсудить, договориться, чтобы все стороны все устраивало. В плане быта никаких вопросов не было.
 

Свою позицию по-итальянски не назову

— Курбан Бердыев говорил, что хотел бы вас с Полозом забрать в «Рубин». Чувствуете себя его игроком?
— У нас сложились хорошие, рабочие отношения, я со своей стороны старался не подводить его, оправдывать доверие. Он ставил меня в состав, поддерживал в моментах, не связанных с футболом. Трудно сказать, что есть прям «его» футболисты. Не всегда получается просто взять и забрать кого-то. Есть много факторов, которые должны сложиться, чтобы это произошло. Этот период работы с Бердыевым был очень полезен. 
 
— Алан Касаев как-то признался, что при Бердыеве изучил манеру действий всех защитников РФПЛ. Вы за полтора года успели узнать о российском футболе столько же?
— Все узнать невозможно. Но игровые моменты, которые помогают лучше действовать против той или иной команды, разбирали. Мы уже давно играем друг против друга, знаем сильные и слабые стороны — кто лучше идет в обводку, у кого какая сильная нога, у кого хороший удар. 
 
— Можно сказать, что в «Ростове» вы показывали лучший футбол в карьере?
— Если брать результаты, которые были в команде — второе место, игра в еврокубках, то конечно. Но с «Зенитом» все впереди. Здесь я чувствую себя как минимум не хуже, может, даже лучше. Сейчас очень плотный график, игры каждые три дня. Мне нравится такой темп, все время в тонусе. Это здорово. Иногда у нас бывают небольшие паузы, тренер делает так, чтобы футболисты могли отдохнуть. Но к каждой следующей игре ты подходишь в хорошем состоянии.
 
— Бердыев напоследок сказал что-нибудь? Отеческое наставление за ужином?

— Вместе мы точно не ужинали (смеется). Это он команду в «Ростове» собирал в прошлом году, когда непонятно было, где он будет дальше. Конечно, поговорили перед уходом, сказал ему, что очень рад с ним был поработать — при нем очень многие игроки прогрессировали. Расстались на хорошей волне.

— Из «Ростова» в «Зенит» перебралось пять человек, параллельно пришло пять аргентинцев. Чей вклад в то, что команда идет на первом месте, весомее?
— Вклад общий. Ведь помимо этих футболистов в команде еще много игроков. Все вместе мы вносим вклад в результат. 
 
— Появилась аргентинская и ростовская компания?
— Аргентинцы больше держатся вместе, потому что общаются на одном языке. Русскоговорящих в команде много. Общаюсь и с теми, кто был в «Ростове», и с другими игроками. Знаком был практически со всеми, пересекался в сборной.
 
— Понимаете ли вы испанский?
— Нет (улыбается).
 
— А итальянский?
— Какие-то футбольные слова начинаешь немного запоминать.
 
— В Италии же все футбольные позиции расписаны. Вы знаете свою?
— По-итальянски? Нет, не скажу.
 
— Дзюба рассказывал, что у «Зенита» есть свой чат в What’s App. Аргентинцы уже там? Пытаются общаться?
— У нас есть чат, где администратор — начальник команды. Он пишет на разных языках. Если его спрашивают на испанском, на нем он и отвечает. Если на русском — отвечает по-русски. Если хочешь что-то перевести — вбил в гугл-переводчик и читаешь (улыбается).
 

Матч «Урал» — «Терек»? Вне зависимости от результата что-нибудь придумают

— В «Урале», где вы играли, есть замечательный президент Григорий Иванов, он на каждой игре сидит в тренерском кресле. Чувствовалось, что он более значимая фигура, чем тренер?
— Конечно, он очень значимый человек для клуба как президент. Но я не замечал, чтобы он вмешивался в работу главного тренера. Он приходит почти на все тренировки, просто наблюдает, но никогда не указывает тренеру, что делать.
 
— Известны случаи, когда он обижался на тренеров и игроков, когда они уходили, не хотел футболистов отпускать. Вас Иванов легко отпустил?
— Ну так… Это зимой было, сложный переговорный процесс шел. Остались ли в хороших отношениях? Здороваемся при встречах (улыбается).
 
— Матчи «Урал» — «Терек» в российском футболе пару лет подряд считались договорными, начиная с 2015-го. Когда приезжаешь на игру и читаешь все эти новости — как потом выходить на поле?
— Это такое состояние… Ведь независимо от того, с каким счетом закончится игра, в любом случае что-нибудь придумают. Нам остается только выходить на поле и сосредоточиться на игре Кому надо, все равно притянут любой результат за уши.
 
— Тренерский штаб после ничьей 3:3 в Екатеринбурге ничего о характере матча не говорил?
— Тогда мы проигрывали со счетом 2:3 и отыгрались на последних минутах. Так что просто были рады, что сыграли вничью. Ведь если бы проиграли, команду реально все бы убили психологически. А мы наоборот хотели только победы, чтобы не было даже разговоров о не футбольных вещах.
 
— Был у вас в карьере и другой харизматичный президент — Сергей Галицкий в «Краснодаре». Тогда при переходе вам обещали, что команда на следующий год будет играть в РФПЛ? Ведь в элитный дивизион «быки» попали не по спортивному принципу.
— В принципе, такие разговоры уже шли тогда. Когда я подписывал контракт, юридически команда находилась в первой лиге. Но уже знал, что существует возможность перехода в РФПЛ. Но это только возможность, никто не говорил мне, мол, ты перейдешь в «Краснодар», и они 100 процентов будут играть в премьер-лиге. К тому же, если бы команда осталась в ФНЛ, на следующий год у них бы стояла задача выйти в РФПЛ, так что я был готов играть и в первой лиге с задачей выйти в премьер.
 
— Галицкий участвовал в вашем переходе из «Шерифа»?
— Нет, мы не общались с ним до того, как я перешел в «Краснодар». Познакомился уже потом. Это добрый, открытый человек — готов прийти на помощь, если были какие-то вопросы, к нему можно было спокойно обращаться.
 
— Про его методику управления клубом тоже ходит много разговоров, дескать, Галицкий уж точно дает советы тренерам и следит за всем. Ведь это ж его клуб, он за все платит.
— Я был там давненько, может быть, многое изменилось, но не думаю, что существует какое-то явное влияние Галицкого на тот же тренировочный процесс. Когда я там был, такого точно не было.
 

Проспал самый интересный момент

— В Краснодар вы приехали из Молдавии. Больше, чем в тираспольском «Шерифе», вы пока еще нигде не забивали. Это чемпионат слабый или вы играли ближе к атаке?
— И то, и то. В «Шерифе» я постоянно играл либо нападающего, либо под нападающим. К тому же в чемпионате Молдавии «Шериф» доминировал во всех матчах, мы забивали очень много.
 
— «Шериф» — команда из Приднестровья, молдавской непризнанной республики. Внутри города как-то ощущается, что живете и играете на такой особенной территории?
— Такого не было, что ты живешь в какой-то невесомости. Это обычный город, достаточно маленький, скромный. На тот момент, когда я там жил, там даже торговых центров не было, один кинотеатр на весь город. Мне это и не надо было, ведь я приехал туда по другим причинам: это база «Шерифа», два стадиона, манеж, несколько тренировочных полей, строили бассейн. Получался такой город в городе — для меня в 17-18 лет это было то, что нужно. Можно было тренироваться круглые сутки!
 
— Политическую ситуацию не изучали?
— Не особенно. Там были границы рядом: 100 км до Кишинева, 100 км до Одессы. Везде нужно было проходить паспортный контроль, но все было спокойно.
 
— В период выступления за «Шериф» у вас была еще и история с самолетом, который чуть ли не загорелся в воздухе. Как вы после этого летаете снова и снова?
— На самом деле, мне тогда повезло. Я спал тогда и проснулся только в тот момент, когда уже началась эта суета. В салоне нет света, какой-то запах горелый в воздухе… Потом, конечно, все наладилось, но я все равно уверен, что если бы не спал тогда, то потом очень боялся бы летать.
 
— И правда повезло.
— Да, самый интересный момент проспал, опоздал (смеется).
 

В преддверии ЧМ хотелось бы играть в России

— Чем старше вы становитесь, тем дальше играете от ворот. В «Урале» тоже играли чуть ли не форварда, а в «Зените» уже в центре поля.
— Все зависит от тактики, которую выбирает тот или иной тренер. Например, с Южной Кореей я играл ближе к атаке. В первом тайме в центре полузащиты, после перерыва мы стали действовать в три нападающих, и одного из них я играл. В игре с Ираном я вышел вдвоем с Дмитрием Тарасовым в центре.
 
— Где же вам удобнее всего?
— На любой позиции в центре. По большому счету, разницы особенной нет, но, конечно, хочется играть поближе к атаке, созидать.
 
— В России очень любят ругать за глаза и завидовать. Например, завидовать футболистам за то, что они дескать просто пинают мяч, но получают миллионы. Вам приходилось доказывать знакомым или друзьям, откуда такие зарплаты у футболистов?
— Не припомню, чтобы мне кто-то предъявлял за это. К тому же в «Краснодаре», «Урале» или «Ростове» у меня были не сказать, чтобы уж огромные зарплаты. Конечно, есть разница в финансировании между клубами, которые борются за выживание и которые бьется за чемпионство.
 
— Но ведь в России и молодым игрокам платят очень много уже в молодежных командах.
— Такие случаи бывают, у меня были знакомые ребята в школе «Локомотива». В определенном возрасте они считались топ-игроками, но появлялись какие-то соблазны, и они сворачивали с футбольного пути и пропадали со временем. Не знаю, в деньгах ли тут проблема или в менталитете отдельного человека, который может в чем-то оказаться разгильдяем.
 
— Большие деньги в России или выступление за европейский клуб — что бы вы выбрали?
— Я бы не сказал, что в России играют только из-за больших денег. Такие клубы, как «Зенит», стремятся каждый год бороться за чемпионство и играть в Лиге чемпионов с лучшими командами. Поэтому футбольная составляющая тут также на высоком уровне.
 
— В «Ростове» вы попали на радар в Лиге чемпионов, перед «Зенитом» были ли какие-то предложения из Европы?
— На самом деле, думаю, что разговоры какие-то могли бы быть. Но в преддверии чемпионата мира в России хотелось бы играть в РФПЛ, потому что тренер (Станислав Черчесов. — «Спорт День за Днем») присутствует на многих матчах. Конечно, если ты едешь в хорошую европейскую команду, ты в любом случае будешь на виду. Например, как Андрей Ярмоленко, который играет в «Боруссии», и никто про него не забудет. Но на данный момент таких разговоров и предложений не было.
 
— Почти вся молодежь говорит лозунгами: «Хочу играть в Европе!» А вы, как уже сложившийся игрок?
— Если честно, хотелось бы поиграть, увидеть и почувствовать их менталитет, более европейский. Но это опять должно все совпасть — должен быть клуб хороший, который представлял бы хорошую альтернативу нашим сильнейшим командам. Сейчас же все мысли связаны с «Зенитом». А из любимых лиг выделю Германию и Англию — смотрю их чаще всего.
 

Личное дело

Александр Юрьевич Ерохин
Родился 13 октября 1989 года в Барнауле.
Амплуа: полузащитник
Воспитанник: ДЮСШ (Барнаул), «Локомотив» (Москва)
Карьера игрока: «Шериф» (Тирасполь, Молдавия, 2008 — 2010); «Краснодар» (2011 — 2013); «СКА-Энергия» (Хабаровск, 2013 — 2014); «Урал» (Екатеринбург, 2013, 2014 — 2016); «Ростов» (Ростов-на-Дону, 2016 — 2017)
В «Зените» с 28 июня 2017 года
Достижения: чемпион Молдавии (2009, 2010), обладатель Кубка Молдавии (2009, 2010), обладатель Кубка чемпионов Содружества (2009), серебряный призер чемпионата России (2016)

В сборной России: 12 матчей




Источник: http://www.sportsdaily.ru/
19.10.2017 17:42 | Категория: Интервью | Просмотров: 94 | Добавил: Vera
Нравится    
 



Всего комментариев: 1
1
19.10.2017   18:35     к материалу Спам
0
Цитата
— Но вы ведь слышали о турнире Лига Наций, который начнется после чемпионата мира. Группы там будут формироваться по рейтингу ФИФА, и сейчас Россия рискует попасть к далеко не самым именитым соперникам.


И в чем проблема?Занимайте первое место в группе из 2-х соперников,попадайте к именитым.Там все по спортивному в принципу.Именитых вам подавай.........С Ираном то играть не можете.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]